Вверх страницы

Вниз страницы

Хищная сага

Объявление

Это твой родственник?
Или этот?
А может быть этот?
Хм..чей это родственник?
Вы видели их?
Нашедшему 6 авторитетов!
Вы попали в Хищную Сагу.
Заточите когти, обнажите клыки - вам предстоит схлестнуться за королевство, открыть новые земли и распутать крепкий узел интриг. Соколиное Плато готово предоставить кров тому, кто не побоится пролить кровь своих врагов.
11.01.18. Администрация готовит эпическую кучу глобальных обновлений, дополняет и корректирует мат.часть. Просим отнестись с пониманием ко всем возможным задержкам в работе технической стороны игрового и внеигрового процесса. Заранее спасибо! =)

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Получить плюшку за голосование!
Даркнесс&Баахи
Мартин&Арлет

Гензель
Эхо
Мартин
Мерцель
Игринт

Сейчас можно стать, кем угодно!
Конец лета, становится прохладно, вечереет.
Цезарь
Администратор.
Занимается всеми делами форума.
Бикорн
Администратор.
Обращаться по любым вопросам.

Ведьма
Модератор
Курирует квесты, гейм-мастер.
Даркнесс
Модератор. Мастер на все дела.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Хищная сага » Замороженные эпизоды » Don't do it [Баахи, Игринт]


Don't do it [Баахи, Игринт]

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Участники
Баахи & Игринт
Локация
Холмы ветров
Погода
Разгар дня; ясно, солнечно, но достаточно прохладно.
Описание игры
Пособие о том, как докопаться до смурного охотника и развести его на махач.

Отредактировано Игринт (23.10.2017 21:21:04)

+1

2

Результат охоты

http://i12.pixs.ru/storage/1/8/5/4png_4771852_27868185.png

Вызов

Кажется, вы попали в непростую ситуацию. Хорошо хоть с едой повезло. +1 удачная охота.

0

3

Баахи смог напасть на след сразу нескольких кроликов! Целое семейство косоглазых, включая детенышей, выбрали не самое удачное время для прогулки. Кажется, неподалеку от них была нора, и сочная добыча могла в любой момент нырнуть в спасительный туннель. Но как же упустить возможность перебить целый выводок зайцев? Дикие всегда славились своей страстной охотой. Но тут же Баахи смог учуять другой запах, а после заметить вдалеке прекрасную молодую лань. Она то точно не сможет раствориться в траве.

0

4

Только с возрастом в живом существе появляется способность сдерживать поток энергии, возникающий внезапно и неожиданно, или направлять его в исключительно деловое русло. Впрочем, сравнительно беззаботному молодому зубоскалу о делах с самого утра думалось очень мало, и только по стечению его нрава совпало так, что дельными считались и его интересы.
Палящее солнце несколькими днями ранее жгло не только энергию Баахи, но и его шкуру. Она, тёмная и пёстрая, пылала чуть ли не неистово, и волк испытывал ощутимое облегчение, когда день выдался прохладным, пускай и не сильно ветреным. Его шкура отдыхала, как и сами глаза, которым жмуриться сегодня было не обязательно.
Не сильно голодный волк не задавался целью нарубить как можно больше дичи за свою прогулку: Баахи шёл не спешно, позволяя мягкой зелёной траве, какой были выстелены все холмы в округе, аккуратно обнимать каждую его лапу при каждом шаге. Приятное, изредка щекочущее чувство шло в сильный контраст с последними жаркими днями и очень, опять же, очень радовало волчью душу.
Зубоскал ненадолго замер в одних из кустов, немногих из тех, которые украшали холмы, а вернее - в его тени. Отсюда, находясь на небольшой возвышенности, волк смог бы сделать небольшую паузу в своём пути, от которого и так устал не сильно, и внимательно разглядеть, не видно ли кого-то из состайников, добычи или ещё чего интересного поблизости, ведь бродить по холмам одному... Это место было красивое, но хотелось волку чего-то более озорного или активного, и он сам ещё не знал, чего.
С горизонта замаячил силуэт лани. Довольно статное и подтянутое животное стояло на абсолютно открытой местности, ближайшее укрытие от которой был, пожалуй, тот самый куст, под которым и пристроился Баахи. Зубоскал и не думал его покидать, поскольку понимал, что то шуршание, которое взбудоражило его охотничьи инстинкты, с ланью было никак не связано.
Опустив свой взгляд от лани чуть ниже, волк наконец-то понял, что же именно шебуршало: это была семейка кроликов, двое взрослых и куча каких поменьше. Как можно было предположить, оба родителя чуть прогадали со временем для прогулки своего выводка, однако нора их была довольно близко.
Взгляд свой на лань волк даже не поднимал обратно. Более мясистое животное на открытом пригорке абсолютно его не интересовало, когда в низине располагалась более юркая и не такая сытная добыча, от которой куда больше пахло потенциальным азартом. Пёстрый нацелился на одного из взрослых кроликов, на того, который был всё-таки покрупнее. Без лишних движений зубоскал вылетел из своего укрытия и стрелой понёсся вниз, даже не заметив, насколько быстро уже накрывая свою цель лапами. Остальные кролики успели разбежаться, хотя не наверняка поняли, что же произошло: страх перед смертью, кажется, был больше их собственных тел. А Баахи, хоть и не наелся, но достаточно перекусил. Заканчивая с едой, волк услышал приближение своего состайника, на что обернулся, быстро и не аккуратно облизнувшись.
- Игри-инт! - звонкий оклик нашего героя с характерным эхом покатился по всем ближайшим холмам, но явно доходя и до самого Игринта, - А ну-ка постой, Игринт!.. Пёстрый волк покинул место своего завтрака и спокойно, но довольно быстро подошёл к искусному. Не стоило говорить, будто бы выражение морды Игринта располагало к просьбам сегодня больше, чем обычно, но Бах не мог бы отказать себе в этом.
- Вижу, ты не занят.., - констатировал волк, забыв придать словам вопросительную интонацию, - Я как раз думал, кто бы помог мне отработать некоторые удары... Пёстрый приулыбнулся. Игринт вряд ли, думал наш герой, загорится радостью от такого предложения, но всё-таки Баахи рассчитывал, что на что-то он да и согласится. Тренировка с умелым искусным пойдёт ему только на пользу.

+2

5

  Свою ошибку в выборе направления лёгкой утренней прогулки Игринт осознал лишь тогда, когда по холмам разнёсся зычный вопль, оформленный в его имя. Внезапный звук вспугнул даже птиц, что доселе курлыкали себе спокойно в ближайшей от волка древесной кроне; хлопки над головой заставили того вздёрнуть нос и проводить их, стремящихся ввысь, несколько удивлённым и заинтересованным взглядом. Впрочем, все эти эмоции быстро выветрились с его морды - повторный крик возвестил о приближении состайника. Баахи, кажется. Любимый сынишка пахана.
  Вот только его сейчас не хватало.
  Не то, чтобы Игринт был мизантропом или чем-то вроде того: просто вряд ли такая птица гарцует к нему ради пространной болтовни о вечности или самого банального мимолётного приветствия - всем всегда что-то нужно, даже если начинают они издалека. А уж что может понадобиться переярку высокой крови от искателя, который, как многим известно, не шибко любит компании и даже охотиться предпочитает в одиночку...
  Кастет неторопливо повернул голову в сторону скачущего к нему Баахи и, полуприкрыв глаза, воззрился на него взглядом а-ля "я весь во внимании".
- Удивительная наблюдательность, - ядовито вставил Игринт и перенёс вес на другую лапу, приняв более расслабленную позу. Баахи был велик, - в смысле размеров, - как, впрочем, большинство волков Дикой Охоты, поэтому полукровке почти всякий раз приходилось неудобным, в некотором роде даже саркастичным жестом запрокидывать голову, дабы иметь возможность смотреть собеседнику в морду, а не в грудь.
  Нир приподнял одну бровь и демонстративно огляделся. Как назло, рядом никого не было. Вообще. Ни души. Как будто каждый треклятый состайник, задницей почуяв неладное, выбрал для охоты любое другое место окромя холмов. Жаль, Игринту такое откровение в голову не стукнуло...
- Знакомься: это - ясень, - полукровка кивнул на то самое дерево, с которого минутой назад скопом вспорхнула птичья стая, - и, судя по всему, он совсем не против помочь тебе в отработке... ударов. Думаю, вы поладите. - Кастет широко улыбнулся своим излюбленным "акульим оскалом", чуть поведя головой вбок; спустя мгновение и от этой эмоции не осталось ни следа, а взгляд сделался равнодушным ровно в той мере, в какой Игринт отнёсся к предложению Баахи.
  Полукровка отвернулся и, опустив голову, подпрыгивающей походкой отправился прочь. Каждая его мышца была напряжена на случай, если любимый сыночек вожака привык воспринимать любое "нет" как завуалированное "да".

+3

6

В глазах пёстрого волка светилось что-то детское и радостное, как у волчонка, которому собирались предложить какое-то очень интересное задание... Точнее, он даже сам его выбрал. Глядя с высоты своего роста на Игринта, он всё равно чувствовал себя самым настоящий переярком, выпрашивающим времени у старшего. Впрочем, так оно и было на самом деле, просто считать себя переярком Баахи не нравилось каждый день всё больше и больше.
- Нет, ты не понял.., - Баахи решил упереться в то, что не понял юмора искусного, - Мне нет никакого смысла отрабатывать их на дереве!.. Голос пёстрого оставался настойчивым, но в то же время в нём проглядывались какие-то странные нотки, отдалённо похожие на детское разочарование, причём ещё не принятое им самим. Чего уж скрывать... Баахи и вправду не совсем привык к тому, что иногда ему в чём-то отказывают, тем более, не собирался волк привыкать к тому, что что-то может помешать ему добиваться своих новых свершений. Да, отказ Ингрита в каком-то плане и казался ему возмутительным, но куда больше Баахи хотел изменить его решение, чем обвинять в нежелании помогать новым, молодым поколениям осваивать что-то новое. Для того, чтобы выбрать, как это сделать именно, у Баахи ушло всего несколько секунд:
- Чего мне дерево-то.., - пёстрый даже не думал перестать настаивать, - Мне нужен кто-то опытный и умелый, кто со всей своей воинской души сможет дать отпор и найти неудачные места! Глаза зубоскала аж засветились от того, что он сам, как думал, был практически уверен, что небольшое количество похвалы только благоприятно скажется на Игринте, и теперь-то он наверняка будет согласен его тренировать.
- Вот если бы это был именно ты.., - продолжал волк, всё так же не отступая ни на шаг и не сводя своего пристального настойчивого взгляда с глаз искусного, - Это был бы самый лучший вариант! Не по наслышке наш герой мог понимать, насколько сильно может расположить к себе вовремя озвученная и правильно поданная похвала. Ни раз Бах замечал, что получал её время от времени больше, чем другие, и от этого не только расходился, но и начинал понимать очередной способ воздействия на своё окружение. Впрочем, Игринт был серьёзным, даже слишком для того, чтобы вестись на такие подростковые вещи, но Бах не мог так просто упустить возможность потренироваться. Тем более, чем дальше он игриво глядел на безучастную морду Игринта, тем яснее ему начинало хотеться услышать отказ, чтобы попробовать кое-что ещё, более особенное и провокационное, но не менее интересное: должно быть, Игринту понравится второй вариант куда больше.

+2

7

  Иного от цезарева сынка Игринт и не ждал.
- Нет, ты не понял..
- Куда уж мне? - проворчал волк себе под нос и чуть сильнее пригнул голову. В принципе, у него действительно не было таких чтобы срочных дел: день шёл за днём, охота сменяла новую охоту, вдоволь приправленную похождениями по округе, где чуть ли не всякий куст, всякое дерево и кусок земли, всякая тварь, ползает она, бегает или летает, была изведана Кастетом вдоль и поперёк. Не мешало бы чего-нибудь... нового. Но в это самое "новое" навряд ли входила тренировка подрастающего поколения - тратить на них силы, когда можно заняться чем-то полезным - ну или для начала хотя бы найти что-то полезное, новое? Не-ет, не прокатит.
  Тем более, что учитель из Игринта так себе. Во всех смыслах. Детёнышей он не жаловал, как, впрочем, и их мамаш, их папаш - да любого, раз уж на то пошло, коль не было у Нира с ними общих интересов или же личной его в них заинтересованности. Объяснять, поучать, показывать, разжёвывать... другие могли и получше; полукровка так просто не умел. То ли терпения не хватало, то ли...
  Игринт замер, как вкопанный, не веря своим ушам.
- Ты... ты сейчас что... - полуволк обернулся через плечо, - медленно, с почти слышимым скрипом в напряжённой шее; и, кажется, правый его глаз всё-таки дёрнулся. - Лесть? Ты серьёзно? - Кастет покачал головой. - Я тебе что, волчица? Покраснею, охну, мол, "да ла-адно тебе, ну что-о ты в самом деле" и расстелюсь лужицей под твоими лапами? - теперь уже Игринт развернулся к сыну Цезаря полностью. - "Неудачные места"? О, кажется я нашёл одно - в твоей черепушке: она явно слишком мала для такого количества мозгов!
- Слушай, Бахи, - тон полукровки приобрёл категоричность - его порядком раздражал этот самодовольный переярок, не понимающий с первого раза и вздумавший, что может "снять" искусного красным словцом, точно волчицу лёгкого поведения. - Слушай внимательно. Нет. Н. Е. Т. Могу повторить ещё раз - на лосином, например, если так будет понятнее. Я не тренирую молодняк. Ищи себе другого лоха. - Нир снова отвернулся и тем же жёстким шагом пошёл прочь. - Или лучше волчицу. Думаю, они оценят твоё "красноречие".

+2

8

От энергии и адреналина, которые начинали колотиться по венам волка ещё до начала самой тренировки, так им желанной, Игринт даже то припрыгривал, то пригибался на передние лапы, как щенок, приглашающей своего напарника к игре. Впрочем, хоть и щенком Баахи уже не был, Игринт, кажется, не сильно-то и рвался стать его напарником.  Видя недовольство и явную отягощённость на морде Игринта, Баахи хоть и чутка раздражался и сам, но чувствовал в то же время только большую необходимость так прикопаться к волку, чтобы он всё-таки наконец-то согласился на тренировку.
- Да говорю же тебе, Игринт!.. - на ходу продолжал волк с той же напористостью, - Не понял ты! Мне нужна тренировка именно с  тобой! «Каждая вторая шкура в стае больше и прочнее его... А сколько гордости-то у нас!» Верно: в мыслях Баахи и обругать успел Игринта за его неспособность понимать нашего героя, а также особенно за то, что искусный неравноправно оценивает своё положение в стае. И ему, как и всем остальным, нужно тренировать молодняк: Баахи, будучи зубоскалом, был уверен, что знает это лучше самого Игринта. Но тренировку ему очень хотелось!
- Считай это не тренировкой.., - не отступался от своих желаний волк, - Считай это демонстрацией силы. Искусный же ты как-никак... В голосе зубоскала не должно было слышаться того раздражения, которое Игринт успел у него вызвать - так надеялся Баахи, а, помимо этого, конечно же, ни разу не терял контроль над выражением морды, которое по-прежнему изъявляло только лишь неистовое щенячье желание кого-то покусать.
- Неужели тебе так трудно!? - заявил Баахи, даже чуть привыв. Такой резкий и негативный ответ Игринта был и в самом деле ему непонятен. Когда-нибудь, когда Бах вырастет, его возможно так же будут раздражать молодые волки, жаждущие экшена, ну а пока что он совершенно этого не понимал. Совершенно! Тем более, будучи принцем стаи, понимать всё то, что ему не хотелось, он не всегда считал нужным.
- Хотя.., - неожиданно сбавив обороты в голосе, продолжил волк, - Не хочешь соглашаться - и не надо... Баахи разочарованно мотнул головой и сделал несколько шагов в сторону, опустив при этом голову поближе к земле, голову явно расстроенную и тяжёлую от полученной обиды. Ему и в действительности было чутка обидно от того, что Игринт не хотел тренировать его сам. Но пёстрый был явно не тем, кто умел спокойно принимать отказы или не получать того, чего хотелось. Со спокойным выражением морды, Бах обошёл полукругом Игринта, надеясь на то, что искусный подумает, что липучий зубоскал решил отступить, и резким движением пасти цапнул за хвост Игринта, не стараясь сделать особо больно, но и не желая отдавать волку его хвост просто так.

+2

9

  Нет, так просто избавиться от переярка у Игринта не получится - полуволк это нутром чуял. И слышал ушами. И ощущал каждой клеточкой своей кожи, пока Баахи "танцевал" вокруг него, словно возбуждённый щенок, впервые увидевший жука и сгорающий от любопытства. "Именно со мной," - Кастет поджал губы и недовольно облизал их языком, - "потому что я кажусь лёгкой целью? Или потому что никто другой не смеет отказать твоему величеству?" Нир, определённо, не совсем понимал, отчего сынок Цезаря к нему докопался: да, в округе нет ни души, но ведь искусный даже не воин, вдобавок, он чётко дал понять, что не имеет ни малейшей тяги "играть" с переярком в ученика и наставника. Есть десятки других волков, более сильных, более матёрых, более сговорчивых, но... похоже, для Баахи развести охотника на бой теперь стало делом принципа, а не логики.
- Отвянь, - раздражённо буркнул Игринт на очередную попытку польстить. Следующие слова же заставили его на ходу слегка повернуть голову к назойливому черношкурому, приподняв одну бровь: - Трудно? Знаешь что... Когда ты чего-то не хочешь - ты этого не делаешь, так? - фыркнул, - Вот и я когда чего-то не хочу - я этого не делаю. Считай это тренировкой... толерантности.
  Подействовало? Да неужели? Полукровка даже остановился на пару секунд, скосив глаза на понуро обходящего его Баахи.
- Хх. Актёр погорелого театра, - Нир чуть отвернул голову и растянул губы в неясном выражении, - не верю. - Слишком резко сдался черношкурый, слишком наигранны были его эмоции глубочайшего огорчения. Следя краем глаза за передвижениями переярка, Кастет было тронулся дальше, даже лапу приподнял в намерении сделать шаг, но...
  Резкое движение Баахи заставило его инстинктивно дёрнуться, слегка подпрыгнув на месте и расставив лапы в более устойчивое положение, при этом резким движением повернув несколько запрокинутую голову в сторону малолетнего засранца. Пасть Игринта, полураскрытая, оскаленная, так и не достигла цели: он вовремя остановился, замерев в довольно-таки странной позе с приспущенным корпусом и хвостом в зубах переярка.
  "Не дождёшься, поганец."
- Отпустил, - медленно опуская губы, разглаживая набежавшие было на морду морщины, медленно и чётко потребовал Кастет. Взгляд его глаз с сузившимися зрачками прожигал Баахи насквозь смесью раздражения и холодного, расчётливого желания убить врага, чтобы не путался под ногами.

+4

10

Практически сразу выражение морды Баахи переменилось на лёгкое отвращение: хвост Игринта оказался далеко не приятным на вкус, а, к тому же, пасть нашего героя оказалась довольно сильно наполнена его шерстью, что никак не могло не вызывать желания вывернуть это всё дело наружу. Тем не менее, даже какая-то радость вернулась в глаза нашего героя, когда тот увидел лёгкий оскал на морде Игринта и всю ту раздражённость, вызванную его поступком.
- Трудно.., - произнёс волк не совсем разборчиво, - Это когда взрослого волка нужно кусать за хвост, чтобы уговорить его на тренировку! И в самом деле, нельзя сказать, что такая ситуация сильно облегчала достижение цели Баахи.
Признаться, если бы кто-то так попытался обойтись с самим Баахи, даже если бы кто-то хотел вытащить его на дружеский бой, когда ему этого бы не хотелось, пёстрый отреагировал бы точно так же, если ещё не более злостно. После первого укуса в хвост от Баахи Игринт ещё сдержался и даже смог что-то выговорить, а это было настоящим проявлением самоконтроля: такую наглость снести так просто трудно. Баахи понимал это, но хотел только поддать огня между ними обоими, чтобы Игринт сорвался и напал на него.
- Я был бы и рад отпустить, - простодушно согласился с требованием желтоглазый, но выполнять его всё-таки не торопился, - Он у тебя ужасно вонючий и совсем не вкусный... Но ты же не оставил мне другого выбора!.. В голосе нашего героя начинала проскакивать какая-то совсем не уместная детская задиристость. Его методы и желания уже выросли, а какой-то внутренний маленький забияка ещё не пропал.
Шерсть, которой на хвосте Игринта оказалось куда больше, чем выглядело со стороны, продолжала понемногу осыпаться в пасть нашему герою, и ему уже от всей души хотелось выплюнуть всё это дело куда подальше и забыть, как самую невкусную закуску, но Баахи понимал, что вот-то он, тот вероятный шанс встряхнуть вредного Игринта и добиться ну хоть чего-то, а потому, задорно подмигнув своему старшему состайнику, только сильнее натянул хвост на себя. Теперь-то, был уверен пёстрый, нельзя было избежать нападения со стороны искусного. Сам же Бах был уже даже готов откинуть морду в сторону и даже отпустить хват при атаке в морду, хотя... Как ни крути, было бы интересно узнать следующий ход Игринта поскорее. И на уклонение, и на дальнейшее сражение Баахи был готов. Как он позже будет извиняться перед Игринтом за свою провокацию, наш герой ещё не придумал, но, по-видимому, судя по злости на морде искусного, это будет очень-очень тяжело.

+4

11

  Тонкий ветерок, гулящий по шерсти, более не приносил приятной прохлады.
  В тишине - такой, будто волков только что неслабо контузило - из горла Игринта вырвался шипящий вздох, и сопровождением ему была приоткрывшаяся пасть да клыки на нижней челюсти, необычно белёсые для тёмной шкуры искусного. Столь же чужеродно выделялись сверкающие сталью глаза; из-за чёрной "подводки" они казались ещё более запавшими со взглядом, что резал Баахи точно десяток бритвенных лезвий - с таким же холодом и неумолимой жестокостью.
  В такие моменты внимание Игринта словно бы случайно соскальзывало на какие-то отдельные детали, вычленяя их из общего массива куска плоти и крови перед его носом. Например, затылок. Да, он покрыт густой шерстью, защищён костями и прочной кожей, крепко сбит и не так близок к траектории атаки, но... Надо лишь сомкнуть зубы покрепче и дёрнуть до хруста... Или, скажем, подбородок - том месте, где он плавно сливается с горлом. Пара точных ударов клыками заставят кровь хлестать фонтаном, забрызгивая всё вокруг и стремительно, точно течение бурной реки, унося жизнь...
  Игринт, чей взгляд со странным выражением пробежался по всем более-менее важным частям тела Баахи, рывками перескакивая с одной на другу, наконец смог вновь сфокусировать его на глазах невольного собеседника.
- Змеев выкормыш, - презрительно задрав губу, выплюнул искусный; теперь уже вся его шерсть встала дыбом, из-за чего прежде низкорослый волк, казалось, вырос на целую четверть. В очередной попытке утихомирить бесившееся внутри пламя - хотя то скорее было кипящее варево из нечто тёмного и вязкого, как смола - Игринт облизнул клыки и нос, издав нечленораздельный, низкий рык.
  Идея о том, как поступить дальше, пришла к нему внезапно. Настолько внезапно, что осознал он её только тогда, когда его голова уже медленно тронулась в сторону головы Баахи, когда он столь же медленно раскрыл пасть, точно крокодил, нацелившийся на жертву; с абсолютно нейтральным выражением на морде, с полуприкрытыми веками Игринт чрезвычайно аккуратно обхватил разверстой пастью морду переярка в районе переносицы и, оказавшись в наиболее удобном положении, начал неторопливо сдавливать её - с каждым мгновением всё сильнее и сильнее, буквально припечатывая клыками губы Баахи к его собственным зубам.
  "Выкуси, мелкий."

Офф

Не знаю, насколько правомерно, но вроде Игринт пока не причинил Баахи вреда, так что... если не так - договоримся

+1

12

«А вот это уже не красиво...» - что-то такое очень коротко метнулась в мылсях Баахи от последующих слов его вынужденного товарища по юношеским играм. И мало ли бы, кого бы он так назвал, но нельзя было называть так сына Цезаря. Не так было бы сказать, чтобы пёстрого это особо сильно задело: наш герой понимал, что Игринт как минимум находится на эмоциях от ощущения зубов на своём хвосте, но как же так о главе Дикой Охоты... Всё-таки Баахи это не понравилось, но и подобная зацепка могла бы только разгорячить их бой.
- Думай, што говолиш.., - слова нашего героя казались очень неразборчивыми из-за того, что ради них Баахи не постарался даже немного переменить хват или вовсе выпустить хвост из пасти. Думалось нашему волку, что Игринт и так смог бы понять его, да и нельзя было отпускать.
А лапы тем временем всё плотнее и плотнее впивались в землю. Баахи не переставал тянуть хвост на себя, поэтому ему была необходима хоть какая-то опора, а нормальной тут не было. Баахи был крупнее и физически сильнее Игринта, как был он уверен сам, но всё-таки оставался молодым зубоскалом, который не каждый выигрышный ход ещё может сделать таковым.
Злость ощущалась в воздухе только со стороны Игринта. Наш пёстрый волк даже и не думал, что подобная потасовка может вызвать в нём же самом негативные эмоции. Это Игринт по-настоящему злился, а Баахи всего-лишь играл, и это было заметно по тому, что его хвост то и дело вилял, как у щенка во время самых обычных игр.
Хвост перестал вилять, как только Игринт преподнёс свой первый ответный ход. Пасть искусного сомкнулась поверх пасти нашего героя, и Баахи ощутил в своей переносице, чуть ли не в самой её кости другие клыки. Тянуть хвост Игринта Баахи перестал тут же, иначе бы только порвал свою собственну морду об его клыки. Хват становился сильнее, и Баахи оказался вынужденным отпустить хвост, чтобы только сильнее не покалечить себя самого. Отпрянув, волк снова завилял хвост и так же игриво припал на передние лапы:
- Во-от, так-то лучше! - ощущая ещё следы зубов на своей морде, Баахи говорил довольно весело, - А ты говорил, что не хочешь! Своей игривой и позитивной манерой он и в самом деле хотелось только больше выбесить волка, чтобы он всё-таки пустился в настоящую драку, со всеми её деталями и последствиями. Следующим ходом Баахи прыгнул, всем своим телом желая завалить Игринта на землю. Баахи был готов потрепать свою неотразимую шкурку, если того требовало умение хорошо драться: в лесу без этого никуда. Да и уж настолько у него было игривое настроение сегодня, что отказаться от этой идеи было просто невозможным.

Офф

Всё оке, думаю, и сами рассудим. Так что решай с атакой

+1

13

  Почувствовав долгожданную свободу, Нир отпрянул практически одновременно с Баахи, и, хмурясь, воззрился на собственный хвост - пожёванный, мокрый, со слипшейся в месте укуса шерстью. "Агррх," - полукровка скривился и с явным омерзением мотнул несчастной конечностью в сторону, резко, дабы стряхнуть с него вязкие щенячьи слюни. Взгляд Кастета, не предвещающий ничего хорошего, пронзил переярка холодным раздражением - заигрывания Баахи, по-детски непосредственные, радостные, как у младенца, не возбуждали в Игринте желания повозиться от слова совсем.
- Тебя какая оса ужалила, придурок? - полукровка попятился назад с явным намерением развернуться и наконец оставить буйного переярка наедине с его навязчивым бредом. - Вот докопался, как олень до бревна. Последний раз повторяю - для особо одарённых - НЕТ. Катись к ч-чёрту... - на последних словах глаза Кастета вдруг расширились; он припал к земле, вздыбив шерсть и широко расставив лапы, ибо грузная туша Баахи внезапно тронулась с места и попёрла прямо в его направлении. Зачем? Ясно дело - "повалять". Наглости в этом переярке было хоть отбавляй, отступать он не желал ни в какую, слова воспринимал так же, как контуженная рыба. Что, что ещё можно противопоставить этому упёртому оболтусу?
  Вступить в бой - значит поступить так, как хочет переярок. Значит, проиграть. С другой стороны, терпеть его выходки... упасть ничком и ждать, пока Баахи наиграется с безвольным тельцем искусного, пока потеряет интерес... что за позорище? И как тогда?
  Жаль, что нельзя просто его убить. Нельзя, и это разочаровывало. Переярок стал проблемой, причём проблемой нерешаемой, и лучший способ от неё избавится оставался один - уничтожить. Вот только стая вряд ли оценит такой поступок; аргумент, что упёртый баран сам напросился, вожак вряд ли примет к сведению. Значит, остаётся только...
  Только посредник смерти - госпожа боль. Уж она-то умеет убеждать.
  На раздумья ушли какие-то доли секунды - казалось, сам "полёт" Баахи замедлился, дав Игринту немного форы, чтобы обдумать дальнейшие действия. Мгновенно обежав взглядом окружающее пространство, полукровка ещё сильнее припал к земле и кинулся вперёд, наперерез лютому; целью было запутаться в его ногах, пролететь под переярком, используя преимущества роста - при благоприятном исходе Игринт не просто избежит удара, но и заставит тёмную тушу потерять равновесие и даже поцеловаться с землёй.
  Правда, он и сам, влекомый инерцией, влекомый мощным ударом о лапы и брюхо Баахи, перекувыркнулся через себя и боком чиркнул по грунту, взрывая комья травы, но тут же одним прыжком вскочил на лапы и почти моментально ринулся в сторону переярка, пока тот не успел окончательно прийти в себя.
  Целью Игринта был нос.
  Не прошло и половины секунды, как челюсти волка сомкнулись на нём и сжались - теперь уже это не казалось шуткой, а происходило взаправду: Нир вонзил клыки крепко в мягкие ткани, так, чтобы случайно не оторвать шнобель к чертям, но и так, чтобы причинить Баахи как можно больше боли.
  Оставалось лишь терпеть - переярок наверняка сделает всё возможное, чтобы избавиться от "пиявки" на своём носу, возможно, даже начнёт бить и кусать Игринта взаправду, но уж полукровка постарается удержаться и причинить чёрному столько страданий, сколько потребуется для того, чтобы Баахи осознал:
  Нет - значит нет.

+1


Вы здесь » Хищная сага » Замороженные эпизоды » Don't do it [Баахи, Игринт]