Вверх страницы

Вниз страницы

Хищная сага

Объявление

Это твой родственник?
Или этот?
А может быть этот?
Хм..чей это родственник?
Вы видели их?
Нашедшему 6 авторитетов!
Вы попали в Хищную Сагу.
Заточите когти, обнажите клыки - вам предстоит схлестнуться за королевство, открыть новые земли и распутать крепкий узел интриг. Соколиное Плато готово предоставить кров тому, кто не побоится пролить кровь своих врагов.
11.01.18. Администрация готовит эпическую кучу глобальных обновлений, дополняет и корректирует мат.часть. Просим отнестись с пониманием ко всем возможным задержкам в работе технической стороны игрового и внеигрового процесса. Заранее спасибо! =)

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Получить плюшку за голосование!
Даркнесс&Баахи
Мартин&Арлет

Гензель
Эхо
Мартин
Мерцель
Игринт

Сейчас можно стать, кем угодно!
Конец лета, становится прохладно, вечереет.
Цезарь
Администратор.
Занимается всеми делами форума.
Бикорн
Администратор.
Обращаться по любым вопросам.

Ведьма
Модератор
Курирует квесты, гейм-мастер.
Даркнесс
Модератор. Мастер на все дела.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Хищная сага » Западные равнины » Шатучий мост


Шатучий мост

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://images.vfl.ru/ii/1509406147/c48ced86/19211988.png
Одним из средств перехода от розового холма к заячьей поляне стал шатучий мост – конструкция крайне неустойчивая и опасная, чем и заслужила дурную славу. Но хоть это и весьма посредственная переправа через реку, ранее ее активно использовали по причине сильного течения в данном участке реки.
Кажется, эта доска вот-вот провалится

Владелец

Ближайшие локации

Свободно

Священный дуб
Опушка в лесу
Солнечная тропа→
Речной порог
Золотые поля
Розовый Холм

0

2

Заячья поляна -->

По пути к мосту Ридус несколько раз подумал о том, что перед подобным приключением стоило бы предупредить кого-либо из Ордена, чтобы избежать лишней паники, если что-то во время путешествия пойдёт не так, как задумывалось. А после мыслей о возможных проблемах пёс несколько раз пожалел о том, что решил взять с собой одну лишь Вульфи в надежде, что сможет таким образом показать ей своё доверие. Так или иначе, пара крепких лап не помешала бы при осмотре неизведанных территорий, но что-то менять было уже поздно, ибо возвращаться к поместью слишком долго и после этого шага придётся отложить исследования на неопределенный срок.

Как только вдали показались коричневые доски, торчащие из земли и, вероятно, раньше игравшие роль перил, магистр убедился, что Вульфи не отстает и ускорился. Через несколько минут собаки наконец достигли моста и Ридус, встав прямо перед ним, недовольно поморщился, про себя отметив не слишком хорошее состояние древесины, которая, скорее всего, не выдержит даже самых маленьких представителей псовых, что уже говорить о двух крупных.

Ридус вздохнул и покосился на Вульфи, а затем медленно отошел в сторону и устремил взгляд на шумно бурлящий под мостом поток воды. Переправа на другой берег выглядела если не невозможной, то крайне затруднительной.
— Замечательно, — ворчливо подвёл итог путешествия бурый и вернулся к переправе. Передними лапами он взобрался на первую доску и неуверенно постучал подушечками по прогнившей древесине, оценивая её крепкость. Мост противно и угрожающе заскрипел, заставляя Ридуса медленно вернуться на свое место и спустить лапы на землю.

Магистр сел и медленно обвёл взглядом окрестности, но так и не нашел другой возможности перебраться на другую сторону, не используя моста. Он повернул голову в сторону Вульфи:
— Я вижу только два выхода, — произнёс он с ноткой обиды в голосе. — Либо мы плывём, либо пытаемся перебраться по мосту, второй вариант может так же закончиться плаванием, — магистр быстро кивнул в сторону реки, обращая внимание дочери на сильное течение. — Я не думаю, что стоит тратить энергию на ползание по мосту и гораздо легче поплыть сразу, — задумчиво и медленно, делая паузу почти после каждого слова, сказал Ридус и тряхнул головой, стараясь отогнать излишнюю задумчивость. — Что скажешь? — обратился бурый к дочери, вновь поднимаясь на лапы и  отходя ближе к воде. Растянувшись на берегу, магистр свесил голову вниз, чуть ли не касаясь черным носом шипящей и пенящейся холодной жидкости. Течение и впрямь немного пугало, члены Ордена не слишком часто имели дело с водоемами и немногие могли похвастаться своим мастерством в области плавания.

Отредактировано Ридус (30.10.2017 14:39:08)

+1

3

Заячья поляна --->>>
Догнать Ридуса было не так уж и просто. Если статный магистр обладал крепкими лапами и грациозными движениями, которые подтверждали его статус первого хвоста Ордена Света, то Вульфи была скорее похожа на упитанного кабана. И если кабан хоть и выглядел неповоротливым, то на деле мог в ярости догнать кого угодно. Вульфи же не могла ни злиться, как полагается, ни бегать, так чтобы не отставать от вожака.
Какая я ему защитница, если даже не успеваю за ним?
Вульфи усиленно потрясла головой, чтобы отогнать худые мысли, которые отвлекали её от дороги и от новых запахов. Уже совсем скоро она почувствовала в воздухе сырость и то, как ей стало душно. Она устало глядела на задние лапы Ридуса, которые маячили у неё перед носом. Возможно, Вульфи и могла бы поравняться с ним, если бы он не был вожаком и инстинкт не диктовал ей держаться где-то подальше от самой пасти магистра.
Интересно, мы встретим волков? Конечно, не очень бы хотелось. Но может быть хотя бы один небольшой отряд? Хотя бы из одного волка, который совершенно случайно пробегал мимо нас.
Когда Ридус остановился, Вульфи замедлилась вслед за ним. Дыхание у неё уже заметно сбилось, поэтому она тяжело дышала, приоткрыв рот.
Шатучий мост выглядел также небезопасно, как и всегда. Однако было что-то чарующее в этих досках, оставленных бесполезно гнить среди бушующей воды. Вульфи молча кивнула на предложение своего отца, сама она отдаленно представляла, как будет переплывать реку. Один раз она уже кидалась с головой в подобное течение, но делала это наперекор своему самосохранению. Тогда её заставило прыгнуть непреодолимое желание спасти чужую жизнь, сейчас же Вульфи смотрела как-то безразлично на этот поток воды. Ей даже казалось, что прыгать придется не ей, а кому-то ещё.
- Как думаешь, - будущая жрица взглянула на Ридуса, даже она сама чувствовала, как восторг и кроткий трепет парализовали её. – Люди действительно тут были? Они действительно положили сюда эти палки, чтобы можно было перейти? – Вульфи понимала, что даже магистр не мог знать наверняка. – Но как же они ходили. Ведь они были такими большими и неуклюжими!
Пытаясь пролить хоть каплю истины на этот вопрос, юная особа, сама того не замечая, приблизилась к доскам настолько близко, насколько это вообще было возможно. Ещё шаг и её лапа бы оказалась на твердой шершавой поверхности.
- Может, мы всё-таки попробуем перейти поверху? – Она, как загипнотизированная, вступила на одну из досок. – Вот видишь! Ничего не случилось.
Тогда Вульфи, не намеренно, но совершенно полностью, поглощенная своей наивностью, очутилась на этих досках. Она даже напружинила лапы, пробуя раскачать их. Ничего не происходило. И Вульфи довольная, виляя хвостом, гордо посмотрела на Ридуса.
- И ни капли я не промокла! – Хихикнула она, довольная тем, что додумалась взойти на мост и удачно обойти все захудалые прогнившие дощечки.

Отредактировано Вульфи (02.11.2017 02:25:00)

0

4

Внимание собак громким и буйным плеском привлекла огромная рыбёха. Рыба, размеры которой не могли сравниться с теми, что обитали в большой воде, но всё-таки были удивительны для речушки под мостом, явно чувствовала себя тут не как дома, но уже максимум, чем могла пригодится - в качестве еды при удачной охоте или удобрения.

А, всё-таки, как она сюда заплыла?

Послушай, Вульфи, нам некогда играться. Стоит вернуться домой и рассказать другим, что мы здесь увидели. Или ты хочешь просидеть здесь до ночи, испытывая судьбу?
Вожак Ордена Света строго посмотрел на свою спутницу. Его безусловно тревожило появление странной рыбы, которая выглядела так, будто в нее набили ни одну большую щуку. Ридус мог бы рискнуть и попытаться поймать ее, но шанс не пересилить течение и разминуться с Вульфи в воде был слишком высок.
- Без лишних разговоров, уходим.
Магистр задержал свой взгляд на рыбе, а после кивнул Вульфи в знак того, что стоит немедленно отправиться домой.

0

5

Когда это странное существо вынырнуло из воды, Вульфи на мгновенье растерялась и перестала даже прыгать. Ей было по-настоящему неловко теперь осознавать, что она, словно щенок, рисковала своей жизнью и могла оказаться в воде бок о бок с тем существом, которое теперь жадно вдыхало свой кислород.
Псица внимательно наблюдала за тем, как непривычно большое тело для рыбы поднималось и опускалось, касаясь водяной глади. Вульфи сглотнула слюну, чувствуя, как желание поймать и укусить эту рыбешку становилось сильнее, чем здравый смысл. Лапы сами собой сдвинулись ближе к заветной цели, однако присутствие Ридуса и его строгий взгляд не давали сделать и шагу.
Вульфи слишком любила своего приемного отца, чтобы пойти наперекор  его мыслям, потому печально оставалась на шатких дощечках, ожидая нового приказа. В этот момент сама она думала лишь о том, удастся ли ей хоть ещё раз в жизнь увидеть такую замечательную рыбу. И каким образом она оказалась здесь? Были ли она послана Охотником или счастливым случаем, а вдруг символизировала удачу, которой так не хватало Вульфи для полноценной жизни. Она, молча вздохнула, и когти машинально стали царапать мост, лишний раз подтверждая, что необузданная тревога появлялась в её животе. Но это была не та тревога, которой Вульфи была поглощена обычно. Теперь она чувствовала легкую радость, небольшую эйфорию от того, что ей удалось поведать. Карие глаза сеяли ярко и многословно. Псица с благодарностью взглянула на Ридуса, будто бы тот был истинной причиной происходящего.
Как же все-таки хорошо, что именно он, именно он мой отец!
Однако эти приятные и теплые слова благодарности, которые Вульфи произносила про себя, перебил четкий голос Ридуса, требующий не торопиться с решением и немедленно проследовать за ним.
Ведь я должна его охранять, не так ли? Значит, придется пойти…
Взгляд Вульфи уже не был таким радостным, когда она аккуратно спрыгнула с моста на берег и, обернувшись, прощальным взглядом посмотрела на загадочную рыбу.
- Надеюсь, ты принесешь нам удачу за то, что мы не съели тебя.
Псице было невдомек, что это был один из последних вечеров, когда она шагала рядом со своим приемным отцом.
...Солнечная тропа

0

6

Старт игры.
Старт квеста "Смерть Ридуса".

[indent]Ридус в очередной раз оступился, и его спутница невольно дернула кончиком хвоста, показывая не столько заботу, сколько раздражение, возникшее из-за неловкости магистра.
[indent]«Стоило ли идти вдоль влажного берега реки, если ты едва переставляешь лапы в скользкой грязи?» - пронеслось в голове рациональной Шиу, но озвучивать свои мысли она не собиралась. Глава Ордена выглядел уставшим в последние дни. Паладинка, не видевшая прецедента этому состоянию, хотела было узнать, что происходит с Ридусом, однако решила всё же воздержаться от проявления любопытства.
[indent]Разговор намечался преинтереснейший.
[indent]Не сложно догадаться, что два высокопоставленных орденца оказались практически на границе с Гласом Леса не случайно – миролюбивые (в большинстве случаев) псы не слишком-то любили компании волков и довольно сильно любили собственные дела. Волкам, право слово, также не были интересны внутренние дела соседей. В общем, можно было совершенно не бояться быть подслушанными.
[indent]Мост – тихое место; в последнее время звери чаще предпочитали найти другую переправу, дабы не ступать по ненадежной конструкции. Кажется, пару лун назад какой-то волк подвернул здесь лапу, а до того…
[indent]Первые размышления Шиу об этом месте терялись за стеной тумана воспоминаний.
[indent]Старший брат однажды привел сюда годовалую любопытную девчушку, и даже позволил ей сделать несколько шажков по старой конструкции. Ух, как трепетало тогда её сердечко!
[indent]Юница почти добралась до середины моста, когда откуда ни возьмись на детей, аки коршун, налетела Яже. Самка, недолго думая, сопроводила отпрысков домой, всю дорогу до лагеря читая нотации на тему безопасности и прочих совершенно не интересовавших Шиу вещей.

[indent]Сколько весен прошло с тех пор, как паладинка в последний раз ступала по этим землям? Глубокое неприятие громких звуков, сформировавшееся благодаря «заботам» мамаши, раз за разом воскрешало в голове Теку громоподобный голос, укоряющий в безрассудности. И тогда, раз за разом, аристократка шла прочь: сначала не хотела лишний раз слышать надоедливый голос, а затем – вспоминать мать.
[indent]- … он кажется мне способным. Шиу, ты меня слушаешь? – голос магистра выдернул паладинку из дурмана воспоминаний. Ридус внимательно смотрел на неё и взгляд этот уже не был рассеянным или уставшим. Что ни говори, а когда этот пес хотел, он мог стать чертовски внимательным. Шиу ценила его невысказанную, глубоко запрятанную заботу о каждом члене Ордена, и о ней в том числе.
[indent]- Угу, - угрюмо отозвалась Теку, глядя на заляпанные грязью лапы магистра. Немного погодя, она перевела взгляд на собственные лапы. Они были не намного чище.
[indent]Паладинка чуть дернула ухом. Взгляд пронзительных карих глаз устремился на реку, но берег здесь был слишком крутой, чтобы можно было спуститься ниже и помыть лапы. Наверное, здесь же стоит отметить бурное течение реки, а ещё то, что бессмысленно, в общем-то, мыть лапы, если всего через десяток шагов ты рискуешь снова вляпаться в грязюку.
[indent]- Для бойца ты довольно чистоплотна, - хмыкнул магистр. – Впрочем, мы уже почти пришли. Главк ждет нас у начала моста.
[indent]- Да, Главк… Стоп… Главк?! – от неожиданности Шиу даже забыла как-нибудь ответить на высказывание магистра в сторону её любви к чистоте (к конце концов, не всем же бегать к жрецам за лекарством от паразитов!..)
[indent]Ридус хотел представить своей помощнице кандидата в аристократы. Кроме того, магистр хотел, чтобы паладинка лично приглядывала за его избранником и подготовила того к жизни на новом поприще не только физически, но и морально.
[indent]Теку не сомневалась, что Главк был посвящен в эту задумку настолько же, насколько и она – то есть совсем ничего не знал.
[indent]- Ты ведь говорила об усилении боевой мощи, - Ридус с трудом сдержал улыбку. Шиу была такой серьезной; иногда магистру хотелось, чтобы, рассуждая о делах Ордена, помощница улыбнулась. Но то, чего не случалось ранее, не произошло и сейчас.
[indent]- Верно, - Теку не собиралась отрицать собственные слова. – Но Главк… Этот парень явно не в ладах с самим собой. Его… поведение… - Шиу повела ушами, словно указывала не на реку, как на проявление психосоматического характера хромоты черно-белого пса.
[indent]- Ты тоже сомневаешься в нем? Считаешь, что Главк не заслуживает шанса? – магистр заглянул в глаза подчиненной. Паладинке показалось, что Ридус смотрит прямо в её сердце, где до сих пор находилась часть маленькой девчонки, так и не получившей материнского одобрения и благословения.
[indent]- А ты считаешь, что будет честным перестроить его сознание на мой вкус? – волна силы, посланная магистром с расчетом на то, что Шиу задумается о перспективах Главка в рядах её подчиненных, вернулась к старшему псу, обретя новые краски.
[indent]Поначалу Ридус не нашел, что ответить, с такой яростью и жесткостью блестели обычно насмешливые глаза помощницы. Пес покачал головой:
[indent]- Я так не считаю. Его нужно только направить, дать ему цель в жизни.
[indent]- И ты хочешь, чтобы эту цель продиктовала я… - прикрыв глаза, Теку смаковала свои слова. Ридус её не торопил.
[indent]Ах, как легко сейчас было взять этого мальчишку Главка, выбить из башки всю его душеметательную дурь, поставить на лапы, доказать его значимость стае. Создать парню образ, который он не смог сделать сам. Разломать его сознание, по кусочкам-по крупицам собрать новую, целостную картинку восприятия мира.
[indent]Шиу уже видела себя демиургом мира черно-белого пса. Она видела, как возводит для него новые, крепкие мосты, как по камешкам собирает замок не хуже оставленного Человеком… и с каждым шагом все отчетливее понимала, что никогда не сможет сделать этого.
[indent]У Теку было вполне четыре способные к действиям лапы, голова, хвост. Ей не нужен был второй хвост, вторая голова или пятая лапа, коей в этом случае должен был бы стать Главк. Дело, заданное Ридусом, звучало не как «сделай мне нового бойца», но как «помоги парню воспитать свою личность».
[indent]Мысли гудящим роем носились по голове Шиу. Нет ничего проще, чем отказать магистру, отправив Главка к матери: пусть уже выяснят наконец-то свои семейные вопросы, и она вобьет ему в голову несколько мудрых советов. Право слово, будто у Теку нет других дел, кроме как возиться с этим парнем!
[indent]Она не смогла этого сказать.
[indent]Не могла послать Главка к той, кому не доверяла.
[indent]Как бы внешне ровно не относилась паладинка к Весте и её потомству, мысли в глубине головы Шиу были не столь однозначны. Верность матери вызывала ещё больше вопросов, чем верность её детей.
[indent]Рассуждать сейчас на эту тему не хотелось. Молчание затягивалось, и Ридус ненавязчиво показывал, что им следовало бы двигаться дальше.
[indent]- Если он откажется, настаивать не буду.
[indent]Магистр одобрительно кивнул.

[indent]Дальнейший путь прошел без разговоров, да и были они, в общем-то, уже достаточно близко. Настолько близко, что обладающая чутким нюхом Шиу невольно поморщилась и даже остановилась.
[indent]- Там волки, - коротко ответила она на вопросительный взгляд Ридуса. Магистр резко посуровел и перешел на бег.
[indent]Вскоре они оказались рядом с неустойчивой конструкцией, Главком и тремя волками. Одна из них, светло-серая, с темными подпалинами на боках и спине, явно что-то не поделила с черно-белым жителем Ордена, и сейчас оба они, простите мне эту тавтологию, волками смотрели друг на друга.
[indent]Противница пса как минимум в полтора раза превосходила его по массе и была гораздо старше. Казалось, что сам воздух между оппонентами раскалился добела: они готовы были перейти к более решительным действиям, нежели простая перебранка.
[indent]- Что здесь происходит? – рявкнул Ридус, вклиниваясь между противниками. Пытаясь как можно дальше отодвинуть Главка и спрятать его за спину, он довольно сильно оттолкнул светло-серую волчицу.

Предполагаемая очередность отписи:
Ведьма - Главк - Эйра - Орион - Шиу
Орион в своем посте сливает Ридуса.

Добавлено 12.12.

Админ на Шиу немного перепутал роли Эйры и Ориона в квесте. В итоге Эйру оттолкнет Ридус,
а затем Ридуса — Орион. Он же по сути станет "убийцей" магистра.

+3

7

--------------> Оленьи пастбища
Плотная дымка мрака опускалась на грешные головы идущих к мосту. Их мягкие лапы вязнут во всклоченной, изрытой водой земле. Морда угрюма; улыбка смыта блуждающим потоком грехов, тянущимся звенящей цепью за белошкурой волчицей аки набор консервных банок за убогим котенком. Чем громче звук, тем больше банок.
Так бейте в барабаны!
— Вот дерьмо, - не в силах сдержать нарастающее отвращение, Ведьма, стиснув зубы до скрипа эмали, приподняла одну из лап, измазанную по самые ...
— Эйра, что за ухмылка змеится на твоей морде? Резко развернувшись к состайнице, разноглазая вопросительно выгнула бровь, призывая волчицу к ответу. Впрочем, в столь раздражительной обстановке даже сомкнутые на доли секунды веки кажутся достоянием абсурда и ненависти ко всем.
Бесцельно блуждавший взор то и дело сталкивался с неизменно отравляющим пейзажем: извалявшиеся в грязи травы, склонившееся к реке под тяжестью мокрой земли, убогая серость, въевшаяся в реку, творящая из нее нечто смрадное, трупное и жалкое. Чем дольше состайники шли плечом к плечу, тем тошнотворнее становилось разноглазой, жаждущей только одного - скорее осмотреть территорию и вернуться домой.
Однако этому не суждено было случиться, ибо Боги кровожадны, а волки - тем более.
Ступающие лапы и вовсе перестали походить на конечности, а мышиный цвет густой краской затуманил разноцветные глаза. В подобные моменты состайники перестают сыскивать добродетель друг у друга, лишь только субординация и стальная иерархия, построенная внутри стаи, мешают препираниям и откровенной брани. В подобный миг всяк, кто окажется перед волчьими мордами, не останется без приключений сомнительного содержания. Чуть было впереди замаячила фигура пса, как волки оживились. Ведьма, едва оскалившись, прищурилась и проговорила:
— Держать себя в лапах и не сметь срамить волчью честь. В большей степени Главный воин стаи Гласа говорила о неравном количестве бойцов с обеих сторон. Трое на одного - не победа, а убийство. Ты же не убийца? Сглотнув подкативший комок слюны, Баст выпрямилась и, чуть опередив своих состайников, двинулась вперед в ускоренном темпе, оценив заранее, что пёс бежать не бросился, а значит, не всё потеряно. Едва приблизившись к нему, Ведьма в привычной ей манере дипломата, попыталась наладить диалог между сторонами и разойтись с миром. Однако взрывная Эйра и, вестимо, не слишком наученный опытом пёс, свою неприязнь друг к другу сдержать не смогли. Уж Боги их знают, чем они так друг другу не понравились, но в какой-то момент обыкновенная встреча на близлежащих землях, превратилась в балаган. Вскоре выделились основные участники стычки: Эйра и пёс. Ведьма же, чувствуя, что момент мирного урегулирования конфликта упущен, лишь грубо, мордой, пихнула Ориона в грудь, тем самым оттесняя от Эйры.
— Пусть почешут зубы, коли им угодно. Однако парочка продолжала бросаться горячими фразами, тем самым оттягивая момент "вооруженного" конфликта. Впрочем, Ведьма не спешила оттаскивать состайницу за шкирку.
Момент возгорания, однако, вскоре стал очевидным. Разноглазая, не теряя времени, цинично принялась считать секунды до первого укуса, однако всё оказалось куда запутаннее.
На арене появляется еще один участник собрания - пёс по имени Ридус, по совместительству вожак стаи собак. Её "грубая игра" заставляет разноглазую в два прыжка очутиться рядом с Эйрой, что едва устояла на лапах в этом грязевом потоке. И, дабы кобель не предпринял попытку "добить" лежачую пузом к небу волчицу, вгрызшись в самое мягкое, что есть на теле, Баст мощным телом, отвергла такую вероятность. Глухой рык и клокот вырывался из пасти белошкурой, и та с вызовом устремила свой взор на кобеля.

+1

8

-> Солнечная тропа
[indent]Тихий час. По лесу постоянно прыгали бессловесные тени, отблески взбирающейся на небосвод луны. Под лапами тихо шуршала трава, а над головой - ветки деревьев. Странный лес был готов погрузиться в сон. Вековые дубы стояли совсем рядом с молоденькими берёзками, из-под которых приветливо выглядывали большие грибы, словно готовые, салютуя наступлению тьмы, снять свою широкополую шляпу. Миролюбивый образ природы вдребезги разбивал бурный речной поток, струящийся неизвестно куда как ретивая раненая змея. Гармония и хаос. К последнему медленной поступью стремился Главк, вторя просьбе магистра быть у моста в определенный час. Не стоит делать ложных предположений насчёт этого пса: он вовсе не стремился наладить контакт с собратьями по стае, его чарующей магией манила к себе вода. Напротив. Чем дальше он шёл, тем к чёрту оно было надо.
Пёс и представить себе не мог, зачем Ридус так дружелюбно окликнул его давеча. Весь утренний мимолётный разговор показался ему столь неуверенным и прозрачным, что ему хотелось развернуться и отправиться по своим делам. Заняться подготовкой ко сну, например. Теперь пёс был сыт и исполнен желания запрятать своё тело куда подальше, чтобы света белого не видеть. Однако что-то незримое (чувство долга?) дёргало за невидимые ниточки, переставляя его лапы одну за другой.
[indent]Все мысли Главка рассеялись, как сноп сена при сильном порыве ветра, как только он вышел ровно к месту встречи. Редко ему удавалось встречаться тет-а-тет с волками. Монохромный без преувеличения никогда не отличался успехами в учёбе. Ни в охоте, ни в искусстве боя, ни в ведении переговоров - нигде ему не удавалось проявить себя до такой степени, чтобы заполучить какое-либо значимое звание и направление деятельности. Впрочем, сама судьба предопределила всё за него в миг его рождения. Поскольку никто - в том числе и он сам - точно не знал, текла ли в жилах Главка волчья кровь или нет, дорога в жизни ему была прописала лишь одна; аристократия. Гнетущее чувство несоответствия такой простой роли теребила его душу. Ему даже не нужно было терзаться муками выбора, но и в этом он не мог преуспеть достаточно.  Отсюда, не имея ни таланта, ни должных навыков, Житель опешил, увидев на своём пути группу волков. Пёс приопустил морду в напряженной позе, и янтарные глаза вспыхнули от электрического разряда, заискрившегося в момент пересечения взглядов с одной волчицей из этой группировки. Главк молчал, ожидая, когда крупная светло-серая особь изволит сказать что-либо. Он без лишних эмоций понял, что зацепился за больной ржавый крючок, с которого уже не соскочит. В такие моменты он молчал, до тех пор, пока его многострадальное терпение все-таки не заканчивалось. Шакал смотрел прямо на волчицу, пронзая ее своим огненным взглядом. Всё тело превратилось в струну, и хвост его напряженно завис по линии спины.

[indent]Эйра никогда не сходила со своего караульного поста. Всё её нутро было напряжено денно и нощно. Готовая в любой момент вступить в схватку с кем бы то ни было, она бдела, ступая по следам Ведьмы, в полной уверенности, что ступает почти по своим территориям. Сыреющая местами земля прогибалась под тяжестью её лап, оставляя глубокие следы. Изумрудные глаза поблескивали в лёгком вечернем полумраке и пристально следили за малейшими движениями на горизонте. Ничто не могло скрыться от волчьего взора.
Сегодня Эйра была вздорной. Её скверное настроение тянулось алой нитью ещё с самой охоты на быка. Зверю хотелось иных развлечений, кроме как чужие травмы и тяжёлая ноша. Дьяволица порядком истосковалась по встречам с чужаками, отщепенцами, чей кров - ночное небо, а хлеб - сырая падаль и мелкая чушь, которую не придётся на зубок истинным детям Творца.  Однако все было хорошо, все спокойно...
[indent]Сколь велико же было удивление серой, когда из молочной дали вдруг стал вырисовываться силуэт, отдаленно напоминавший небольшого волка. Да не откуда-нибудь, а прямиком из угодий Орденцев. И стоило лишь самке внимательно прищуриться в хищной ухмылке, как силуэт превратился в неведомое чудо-юдо.
Заслышав тяжёлые волчьи шаги, пёс тоже сбавил темп, а потом и вовсе остановился. Того же самого реверанса в сторону Главка Эйра делать не собиралась, а потому с самодовольной ухмылкой на устах направилась прямиком к незнакомцу.
Это не ухмылка, Баст, а смешок, — скривила она рот на одну сторону, выражая тем самым высшую для нынешнего времени степень самодовольства, — что это у нас такое? Удивительно, как похоже на волка по задумке, но как хромает по исполнению. На большую надменность она, прислужница современной иерархии, пойти бы не сумела. Ферзь стояла выше неё по званию; было несложно сложить два плюс два и получить волчий билет прямиком в противоположную сторону от своей мечты стать главной охотницей. Однако, видя такую насмешку природы, она не могла сдержать себя в узде. Окинув оценочным взором неизвестного пса, она фыркнула ему в морду и кивнула головой, указывая на измазанные в грязи и крови белёсые лапы.
Ты чей будешь? Ты не пахнешь Гласом, полукровка.

[indent]Главк не был сведущ в делах дипломатии. На переговоры его никогда не брали даже в качестве зеваки, а эта внушительная группа волков вполне походила на делегацию. Волнующаяся душа затряслась в сомнении. Что, если он наляпает ошибок и навредит политике Ордена? Он не желал участвовать во всём этом, но в тот же миг и не хотел навредить делам собратьев, ведь среди них были и те, кто никогда не обижал его грубым словом. Мысли, повторяя точь-в-точь за телом, застыли на месте в напряжении, соединившись в одну натянутую струну.
Вам без дела, кто я и откуда, — сдержанно отрезал пёс.
Ха! — теперь Эйра действительно ухмыльнулась. Она не умела контролировать, однако её голова была ясна, а мысли свежи. Преисподняя готова сожрать и испепелить любого, кто проявит хотя бы намек на слабость. Но и у неё есть любимцы, чьи глупые треволнения она потягивает как дорогое вино. Волчица видела все переживания собеседника, и даже те, что он пытался скрыть в полной уверенности сделать это натурально, — дерзкий щенок, — рявкнула Эйра и развернулась к псу спиной, демонстрируя своё презрение к отпрыску-полукровке.
[indent]Так разговор мог бы закончиться небольшой словесной перепалкой, зацепившимися друг за друга колкими фразами, но успевшими расцепиться в нужный миг, если бы не одно но: звёзды на небе сошлись в ряд и свели две судьбы, столкнув их лицом к лицу. Неопытность и самоуверенность, как вращающийся амулет инь-ян случайно треснул, и белое залило чёрное, взаимно чёрному вмешательству в белую идиллию. Отступая от помпезных метафор, коими Главк никогда не думал в своей голове, придём к истине. В голову молодому жителю Ордена взбрела чуть ли не самая бредовая идея, какая только могла ему прийти в подобный момент. Ридус так серьезно подошёл к Шакалу, чтобы подозвать его на разговор, но ничего не объяснял, лишь добрым взглядом мерил подрастающего пса. Что, если он ждал от черно-белого ученика момента, когда тот сможет проявить себя и стать полезным Ордену? Что, если эта судьбоносная встреча - это как раз такой шанс?
Это вы, волки, убирайтесь с пограничных земель, которые вы не имеете права обходить как свои собственные! Зря. Но было уже поздно, сказанного не вернуть, ведь оно уже долетело до ушей Эйры и в мгновение ока развернуло её к нахальному псу. Праотец сегодня в ударе и требует крови! И зрелищ! Несчастному полуволку не следовало "проявлять" себя таким образом, но на то он и молодняк, чтобы не ведать о последствиях в ситуациях, в каких он доселе не бывал.

[indent]Пара-тройка обрывистых переговоров между представителями фракций, и распалённый огонь не смогла бы потушить вся вода бурлящей неподалёку реки. Светло-серая не терпела дерзости, не выносила полукровок, не желала спускать с лап дерзость в свою сторону. Она вообще много чего не хотела сейчас оставлять безнаказанным, и потому решила припугнуть мальчишку, чтобы тот знал своё место и никогда более не смел выступать против волков так нагло и открыто. Охотница подалась вбок и вперёд, чтобы схватить щенка за шею и прижать к земле как нашкодившего кота, но тут подоспели его собратья, сорвав идею Эйры преподать урок. Мощный пёс вступился за Главка, оттолкнув Эйру от сородича так резко, что та даже отлетела и еле смогла устоять на лапах. Пелена гнева застлала её глаза. Волчица в сей момент едва ли отличалась от неразумного щенка. Даже с высоты своих лет она была грешна честолюбием, и тут считала своим долгом отстоять честь своих слов и отчасти даже показать себя с решительной стороны перед Ферзём. Однако всё пошло прахом, как только случился физический контакт. Баст вступилась за подчинённую, но оную было уже не остановить. С громогласным рыком Эйра поднялась с земли и встала в атакующую стойку, готовая напасть в любой момент. Что-то внутри неё спустило тормоза. Она всей своей душой презирала полукровок и точно не собиралась валять свою шкуру в земле из-за этих нечистокровных.

Отредактировано Главк (19.12.2017 02:56:35)

+1

9

Туман серой змеёй полз по земле, медленно растворяясь в воздухе, однако все еще оставаясь более-менее видимым. Лапы трех волков во главе шествующей впереди их маленького отряда Ведьмы увязали в противной грязи, но они втроем молча продвигались вперед. Орион облизнулся и выдохнул, опуская глаза на собственные конечности: они все были перепачканы липкой жижей. Некогда светло-рыжая шерсть превратилась в грязно-коричневую,  капли грязи стекали с особенно длинных шерстинок. Противно, волк даже на секунду скривился, но потом помотал мордой из стороны в сторону, возвращая на неё гримасу спокойствия и непоколебимости.  Он не один, кто считал эту слякоть противной – белоснежная Ведьма недовольным змеиным шипением высказала свои эмоции. Не удивительно – теперь её белоснежная шерсть выглядит хуже, чем у любого другого. Как же будет сложно привести её в порядок после этого их небольшогопутешествия, если можно его так назвать.
Вот они вышли к мосту, где их ждал неприятный сюрприз. Остановившись разом, волки Гласа устремили свои взоры на неожиданного гостя – черно-белого пса.
— Держать себя в лапах и не сметь срамить волчью честь. - скомандывала Ведьма. Орион молча подошел ближе к белой волчице, остановившись со стороны её левого плеча и не сводя взгляда с собачьей фигуры: он ничего не предпринимал, видимо, и сам не ожидал увидеть здесь волков.
— что это у нас такое? Удивительно, как похоже на волка по задумке, но как хромает по исполнению.
Эйра в своем репертуаре – не смогла удержаться, чтобы не съязвить, и Ориону захотелось взвыть от досады, но он лишь опустил морду вниз. Такие слова довольно грубы, и, естественно, это задевает честь собеседника Эйры, и Орион понимал, что это все может плохо кончиться. Волчица должна была хоть подумать, прежде чем бросаться такими фразами! Рыже-белый волк не мог предугадать реакцию со стороны пса, мог лишь поразмыслить, что тот не кинется на волчицу первым, ибо было бы глупо нападать на врага, когда у него есть хорошая поддержка. Чтобы не допустить глупостей со стороны Эйры, уже оказавшейся рядом с черно-белым, Орион подумал было пойти к ней и вразумить, привести обратно, но Ведьма оттолкнула его мордой назад. С удивлением волк замер, выслушав слова Главного воина Гласа Леса о том, что, если им угодно поболтать со взаимной неприязнью, то они не будут им мешать. Орион не считал правильным позволять такому случится, но что он мог сделать, кроме как повиноваться воле волчицы?
Напряжение разошлось по телу с новой порцией воздуха, волк напрягся, готовясь в любой момент кинуться к этой парочке и оттащить Эйру прочь, если того будет требовать ситуация. От предчувствия чего-то плохого и от смешавшейся с ним тревоги шерсть волка встопорщилась, а глаза блеснули огнем.
Слушать перепалку пса и волчицы было неприятно и страшно одновременно: сердце отбивало бешеный ритм в груди, внутренности сжимались в комок. Орион не должен был бояться, но страх был естественным. Это был страх за Эйру, страх за её безопасность.
Отвести взгляда от двух фигур Орион не мог, так же, как и не мог перестать думать о чем-то другом – он был готов сорваться с места прямо сейчас, и его останавливал только приказ Ведьмы, иначе бы Эйра уже получила бы от него оплеуху.
Тот тон, в котором разговаривали две стороны, был вызывающим. Навряд ли получится разойтись хотя бы без попытки нападения. Скорее весго, конечно, предпримет этот шанс Эйра, которая должна чувствовать преимущество и больший шанс в своей победе, что и есть на самом деле. Когда за твоей спиной стоят два грозных волка, тебе не стоит бояться нападать на какого-то там неизвестного пса, не соизволившего представится.
Одного Орион не мог понять – что взбрело волчице в голову, раз она решила с открытой неприязнью в надменном тоне разговаривать с псом? Почему не смогла промолчать и дать Ведьме поговорить с незнакомцем, от которого несло Орденом Света? И почему ей надо было обязательно подчеркивать не чистокровность своего собеседника? Это еще больше вызывало желание дать ей по ушам. И волк считал, что пес такого же мнения, просто он в меньшинстве, и  вынужден терпеть такое унижение. Ориону было противно понимать, как мерзко Эйра подчеркнула смешанную кровь черно-белого. Это было противно рыже-белому. Он сам не понимал, чего он противился. Не понимал, почему он не может легко отнестись к такой выходке, ведь, наверное, как волк, он должен с такой же неприязнью относиться к псам и тем более полукровкам. А должен ли?
Орион считал, что нельзя падать до таких открытых, мерзких унижений. А это значит, что Эйра нарушила приказ Баст о сохранение волчьей чести и достоинства?
— Это вы, волки, убирайтесь с пограничных земель, которые вы не имеете права обходить как свои собственные!
Вздрогнув от гнева и ярости, волк клацнул пастью и приподнял уголки губ, обнажая свои большие клыки. Он напрягся, наклоняясь к земле и готовясь побежать прямо на нахального полу-волка. Такого уже нельзя было стерпеть!
Орион увидел, как Эйра, уже было собиравшаяся вернуться к сородичам, резко развернулась к ошалевшему и в край обнаглевшему полукровке. Теперь не миновать схватки, после таких слов и Ведьма навряд ли станет удерживать воинов от битвы. Однако Орион не предпринимал боевых действий без приказа белокурой, лишь со злобой в глазах прожигая фигуру двухцветного полукровки, на коего обзор рыже-белому загородила своим мощным телом Эйра. Сейчас, наверное, в её глотке клокотало такое негодование и раздражение, что она вцепится клыками в шею грубияна и перекусит её напополам, лишив недомерка жизни.
«Глупец» - фыркнул про себя с презрением янтароглазый. – «Промолчал бы, и мы бы уже разошлись, но ты сам виноват! Надо было думать своими щенячьими мозгами!»

Но тут резко к псу пришла нежданная поддержка: крупный пес в пару прыжков оказался рядом с ним, отталкивая в сторону Эйру. Теперь волчица распласталась на спине, и Ведьма рывком преодолела расстояние до неё, с оскалом загородив поднимающуюся на лапы состайницу. Орион опустил морду вниз, грубо зарычав и через секунду оттолкнулся лапами от земли. Прыжок. Еще два, вот он рядом с друзьями и последним прыжком, совмещая его приземление со скольжением, он отталкивает в сторону громадного пса. Это был не безызвестный вожак Ордена света. Орион знал это, и он был  гневе, что кто-то посмел тронуть его состайницу. И ему было плевать сейчас, кто был перед ним.

Гнев затмил разум, Орион оскалился.  Слюна капала вниз. Он обернулся через плечо и блеснул янтарными глазами. Своим недовольным взглядом он проследил траекторию падения вожака Ордена.  Он опрокинулся на спину от удара и просклькзил в сторону. Наверное, было больно ощущать камушки и ветки, встречающееся, как преграды, для мягкого скольжения. Пес доскользил до конца берега. Его тело замерело на краю обрыва, и  любой момент он мог упасть вниз в бурлящие воды шумной реки. Затрещала ненадежная поверхность края и волк с камнями и песком свалился вниз. Орион был до сих пор в гневе и не понимал. Что сейчас произошло. Он не понял, что сильно оттолкнул в сторону могучего лидера Ордена Света. Не понял, что тот ударился головой о камень, и если повезло, то просто потерял сознание, и свалился в реку. Орион вообще не осозновал того, что сделал, иначе бы уже кинулся помогать псу. Он ведь не хотел его убить, лишь предупредить, что не нужно трогать членов Гласа.

+2

10

[indent]Порывистые вспышки линии кардиограммы.
[indent]В ушах настойчивая песня приливающей к голове крови.
[indent]Сорвавшаяся вперед фигура бурого пса стремительно пересекает пространство, разрастается на глазах, заполняет собой всё – грязь под лапами, примятую траву, раскалившийся воздух, пустоту и холодность перекрестного огня.
[indent]Минорная гамма, перезвон раздосадованных аккордов. Тихий аккомпанемент пальчиков, стучащих по клавишам; звука нет – это замедленный крик в застывшей грани пустоты.
[indent]Не плачь, не плачь, милая Вульфи: заупокойная песнь очень красива.
[indent]Упорядоченность сменяется хаосом.
[indent]Тяжелый кусок мяса и шерсти врезается в цель – это недоумевающий  магистр в скользкой грязи. Легкая козочка танцует на льду где-то в горах и бездумным движением вызывает на свою голову обвал. Очень пухлая бурая козочка. Она не может сопротивляться силе тяжести, если непрочно стоит на копытцах. Она не подумала, когда выбрала эту гору.
[indent]Магистр-магистр, ты получил шанс?
[indent]Какой поступок предопределил последовательность действий?
[indent]Не плачь, не плачь, милая Вульфи: заупокойная песнь очень красива.
[indent]Награда дается не безответственным, но страстотерпцам. Увидев трещины – поберегись. Прогнившая крыша не станет надежной опорой. Азарт несет погибель, если не надеть на него намордник.
[indent]Всадники маленького апокалипсиса раньше других вышли на сцену: надтреснутая, испещренная шрамами Ведьма; насквозь прогнивший взгляд светло-серой агрессорши; азартный в своей посредственности бурый волк.
[indent]Магистр не имеет право потакать своим эмоциям после того, как жизнь вынесла первое и последнее предупреждение. Но магистр платит за свою ошибку, чтобы стая смогла выжить в трудные времена.
[indent]Не плачь, не плачь, милая Вульфи: заупокойная песнь очень красива.

[indent]Шиу очнулась от наваждения первой.
[indent]– Стой и молчи, – негромко приказала паладинка черно-белому псу. После бури страстей, кои увидело это место, её спокойный голос казался репликой из совсем другого действия. Бросив задумчивый взгляд на Ведьму, Шиу дернула ухом, отвернулась и довольно быстро пересекла пустое пространство. Разумеется, помочь магистру самка ничем не могла.
[indent]В последние секунды жизни Ридуса его помощница невольно нарисовала картинку памятного дня. Бурый пес повел отряд по новому следу в старый дом, куда никто из орденцев до той поры не забредал. Одержимые азартом, псы не заметили трещин и гнили в конструкции.
[indent]В тот день мать девчонки Вульфи отстояла жизнь магистра перед судьбой. Она пожертвовала собственное право видеть свет, и жизнь согласилась принять эту жертву.
[indent]Ридус должен был не только защищать стаю, но защитить собственные мысли от нападок окружающего мира.
[indent]Не смог, не справился, проиграл, – если у Шиу и остались после этих рассуждений вопросы к произошедшему эпизоду, то задавать их она бы не стала. Три её лапы омывала спокойно текущая река, четвертая расположилась у уха мертвого магистра.
[indent]Тонкая струйка крови превратилась в ручеек: белый носочек на лапе Теку приобрел благородный красный оттенок.
Паладинка старалась не думать о Главке и трех врагах. И без того неспокойные отношения между Гласом Леса и Орденом Света теперь приобрели новый, по-настоящему страшный оттенок.
[indent]Почему-то Шиу не могла по-настоящему рассердиться. Смерть Ридуса воспринималась с горечью, как болезненная утрата, как рана, которую придется долго и старательно выхаживать.
[indent]Осознание всегда приходило к паладинке медленно. Разум взял контроль над чувствами: Шиу не позволила себе резкие эмоции, протяжные вздохи, прощальные речи или гневные высказывания в сторону волков.
[indent]«Прощай, старый друг», – белая, мокрая от речной воды лапа, осторожно опустила веки умершего. «Пусть Охотник приглядит за твоим телом, а мне… мне нужно попытаться уберечь себя и Главка».
[indent]Печатая шаг, собака вышла на берег. На песчаной насыпи оставалось четыре следа: три мокрых и один кровавый.

[indent]От фатального действия Ориона до мысленного напутствия Шиу прошла всего пара минут. И этой пары минут хватило, чтобы паладинка сумела унять дрожь в предплечьях. Хоть проявление волнения и не было заметно окружающим, самка гораздо комфортнее ощущала себя без него.
[indent]– Встань рядом с магистром, – приказала она Главку тем тоном, который не терпел никаких обсуждений. Скажете, что позиция не слишком выгодная? Но Шиу вовсе не собиралась драться с тремя воителями, имея в напарниках только прихрамывающего подростка. Всё-таки псы плавают значительно лучше волков.
[indent]Перед помощницей покойного магистра оказалось сразу три потенциальных противника. У Шиу было всего несколько секунд на то, чтобы понять, действительно ли рыжий волк желал Ридусу смерти, или же за гибель пса ответственно случайное стечение обстоятельств.
[indent]У незнакомца в глазах не было той черты, которую паладинка отметила в его светло-серой напарнице, сцепившейся с Главком. В последней явно угадывались беспринципность и холодность, и рядом с ней невольный убийца выглядел как лучик света (даром что был рыжим).
[indent]В любом случае, конфликт не стоило затягивать, потому Шиу спросила напрямую у Ведьмы (благо помнила, что та является главной воительницей в стане противника): – Вы хотите войны?
[indent]Собака посмаковала повисший в воздухе вопрос. На краткий миг её даже позабавила мысль о том, что несчастный случай развяжет кровавую бойню, в которой сильно пострадают обе стороны. Шиу умело подавила усмешку. Где-то в глубине карих глаз зажегся скорбный огонек, губы всё же чуть дрогнули, предрекая гримасу отвращения.
[indent]Морда рыжего волка выражала весь спектр эмоций, творящихся в его голове, она же дала паладинке ответ на её вопрос раньше, чем Ведьма успела хоть что-то произнести. Слова Шиу, высказанные с вопросительной интонацией, приобрели оттенки последнего предупреждения.
[indent]Возможно, следующий поступок Теку был глупым со стратегической точки зрения, но совершенно правильным с морально-этической. Повернувшись к противнику спиной (и прислушиваясь к малейшему шороху), она подошла к Главку, стоящему у тела магистра. Смотреть на черно-белого полукровку паладинка не хотела.
[indent]– Помоги-ка мне, нужно отнести магистра в лагерь, - с этими словами она опустила голову под брюхо магистра, взваливая тело бурого пса на свои плечи.

солнечная тропа →

После отписи Ориона (завершения круга) квест заканчивается. Можете идти в тему и начислять себе авторитет за квест.
Ведьма и Шиу — +3А за каждый пост за запись в квест в первые три дня после его публикации; дополнительный авторитет за запись и за замену гм-а начисляется после завершения квеста вместе с бонусным авторитетом за квест. Не забудьте приплюсовать его себе при начислении!

+2

11

Во тьме поблескивают искры тлеющего пламени; то не гасло, не разгоралось, лишь маятником раскачивалось в разноцветных глазах. И чем медленнее перемещалось пламя, тем больше дубовых поленьев с особой любовью укладывались ближе к огню. Плато погружается во мрак, и костры, горящие в душах, слабым светом просачиваются сквозь облепленную грязью и смрадом шерсть. В каждом из здешних змеится ненависть; в каждом своя - будь то к ближним, будь то к чужим. Не сумевшие выковать панцирь из стали, что способен удержать дух войны, теперь пусть подпишутся кровью на шерсти друг друга. И Ведьма, не растрачивая время зря, выводит глазами имя своё на тех, чьи души омрачены бессильным гневом, чьи сердца объяты раздором и яростью. Алеют имена на шкуре черно-белого пса, гневно и резко вычерчены буквы на груди Эйры и слабо, но различимо помечен Орион. Оставшаяся без метки скорбью своей вымолила прощение убийц.
Бьётся могучее тело о прибрежные камни, запах металла червем проникает в мозг. Мы едины во мнении своем о бессмысленном роке судьбы. Тот, чьё имя высечено на смертном камне, канет в пучину Смерти. И мы, верные её последователи, уверенно следуем за её волей. В смерти нет ничего постыдного, в ней нет смысла и ни единого грамма бессмыслия. Смерть приближена к реальному миру куда больше, чем это может казаться. Нет ничего более естественного, от части прекрасного, в окончании жизни. По мне, так смерть так же проста и обыденна, как охота и запах аммиака на шерсти. И мы, участники этого таинства, лишь смутным вниманием заворожены, от части напуганы. Каждый из нас привязан к убийству своим наблюдением и присутствием. Все мы связаны единой кровью на лапах и в наших зрачках. Так сильно скрипит эмаль, так буйно бьёт в висок, что взор наш плывет, не имея ни желания, ни возможности задержаться на формирующейся процессии.
Баст прижимает уши к голове, едва сгибаясь под натиском Смерти. Весь вид её говорил о дани и бремени, которое она свято чтила и передавала в лапы умершего. Её томный взгляд мягко убаюкивал тело, слабо следя за теми, кто суетно и печально кружил рядом с ним. Вот уже скорбь и печаль утраты устало опустились на мокрый песок, даруя волкам образ собак, мордой обращенных к Гласу. Голос пришлой вопрошал, устремляя взор на Баст, но та не видела смысла в ответе. Та и без того знала, что смерть главных простить нельзя, лишь только расходный материал в виде воинов и охотников мог бы кануть в небытие. Разноцветные глаза блеснули усталым блеском, скользнув по морде собаки.
— Уходим, - сухо и довольно отрывисто бросила белая, бритвенным взглядом полоснув Эйру. Развернув корпус к Речному порогу, Баст по-матерински кивнула Ориону, слабо и натянуто улыбнувшись тому. Ей не верилось, что славный воин Гласа леса мог с толком и знанием напасть на представителя Ордена с целью гнусной и бесчестной. Однако сомнение поганым червем точило кровавое сердце волчицы. О чем докладывать Бикорну? О чем говорить стае? Если только о том, как бесславно погиб Магистр. О том, как глуп способ, коим тот был убит? О том, что Орион невольно стал участником ритуального танца? Что нож, с которым резвился рыжий, одним лишь ударом вонзился в убогое псовое тело? Так чем же тела отличны друг от друга? В равенстве живут все те, кто лёг грузным мешком с костями перед глазами Костлявой. И все мы равны, и все мы едины. Но виновник, убийца, палач и мародер здесь только один. И я же стану судьёй. Клацнув пастью перед мордой Эйры, Баст глухо прорычала, на ходу с яростно меча искры, смешивавшиеся со слюной:
— Ты, - кипя от негодования и отчаянья рявкнула волчица, - виновна. Последнее слово Ведьма бросила прямо в морду, как оскорбление и вызов одновременно. Чинить расправу здесь, на мосте, белая права не имела, но едва только волки окажутся на землях Гласа, Эйра не останется без свеженьких шрамов.
— Орион, - обернув морду к волку, Ферзь добавила,- ты отправишься к кому-то из вышестоящих и расскажешь о случившемся, но чуть позже. С этими словами шкуры волков скрылись за горизонтом.
-> Речной порог

+1

12

Проходит еще несколько быстрых секунд, и перед глазами будто проноситься судьбоносная белоснежная вспышка, открывая взор на истину; губы опускаются, закрывая оголенные волчьи клыки, а уверенный, нахмуренный взгляд вздрагивает. Глаза расширяются, а брови ползут наверх, в янтарных очах отражается поражение.
Не шевелится. Его тело неподвижно... Он... Мертв?!
Дрожь. Вместе со стаей мурашек она проносится по шубе, вздымая шерсть от ужаса, уже так же застывшего в очах. Лапы сводит судорогой, волк слегка приопускается на них вниз, надеясь, что конечности не подведут его, и он не свалиться мордой в липкую неприятную грязь. Хотя думать о том, как крепко он сейчас стоит на лапах - мало того, глупо, так еще не время.
В глазах отражается испуг, а пасть раскрыта в шоке, все мышцы, словно перестают существовать в твоем теле, они слабеют и ты их не чувствуешь. Не чувствуешь былого напряжения, тяжести или усталости, не ощущаешь липкую грязь, комьями приставшую к шерсти и стекающую между пальцами лап. Тело казалось легким и вообще невесомым - да Орион просто не чувствовал его, единственное, что он ощущал четко - это свою открытую челюсть. В груди замерло сердце, а выдох, задержавшись на секунду, вылетел из пасти с нотами сожаления и недопонимания.
Почему недопонимания? Потому что Орион не понимал, как все это может быть действительностью. Как могучий пес мог погибнуть именно вот так? Такая глупая, случайная, быстрая смерть. Он заслужил не такую смерть, он заслужил кончину благороднее. Но уже поздно рассуждать об этом. Что случилось - то случилось.
Ступор продлился еще немного, а потом перешел в более тяжелую стадию. Рыже-белый волк еще раз крупно вздрогнул, сглотнув тяжелую слюну. неприятно проскользившую по пересохшему горлу. Он почувствовал, как сильная трясет его тело, и не знал, как он еще не свалился в судорогах. Воин Гласа Леса не отводил взора от мертвого тела магистра Ордена, в глотке начисто пересохло, ощущалась тяжесть. Издав двухсекундный скулеж от сожаления, шока, безысходности, волк опустился на землю, тяжело и медленно дыша. Жар окутал его шею, уши, пасть, а глаза начало колоть - но пролить даже слезинку волк не собирался.
- Он мертв... - тихо под нос произнес Орион, сотрясаясь. В глазах плыло, голова начала гудеть, дыхание становилось громче, эхом отражаясь от стен ушной раковины. Вокруг все словно сговорилось, но на самом деле это было просто воображение бедного волка. потрясенного событиями: в каждом дуновение ветра, шелесте травы. песни птицы или сверчка - да абсолютно во всем он слышал "убийца". Ему становилось душно, страшно, он ощущал себя загнанной в ловушку дичью. истина тяжело давила на плечи и сознание воина. Он видел всё, отдаленно слышал голоса из реальности, но сосем не вникал в происходящее, уставившись расширенными испуганными глазами на мертвое тело магистра.
- Вы хотите войны? - Орион вздрогнул когда четко услышал режущую по ушам фразу Шиу. Он медленно повернул свою тяжелую косматую морду в сторону, снизу вверх смотря на своих сородичей и на членов Ордена. Становилось еще хуже.
Что я наделал?!Я убийца, монстр! Я навлек войну на нашу стаю... Нет, нет, почему все так?!
Волк сейчас не мог думать разумно и трезво - он был в каком-то бреду и порыве фантазии, буйно играющей с волком после быстрых и резких событий. Орион придет в себя. но позже. Когда - он и сам не знал, все еще пребывая в состояние "пьяного" бреда. Он видел лишь труп пса, которого убил, но даже не задумывался о том. что всё это - случайность.
— Уходим, - Орион сглотнул, медленно и с трудом поднимаясь. Ведьма и Эйра двинулись вперед, волк последовал за ними, лишь на миг остановившись, чтобы кинуть еще один ыстрый взгляд на неподвижного магистра ордена Света. И опять волк вздрогнул, издав недолгий скулеж. Его уши опустились вниз прижавшись к затылку, и волк медленно поплелся в конце патруля, все так же тяжело дыша.
— Орион, ты отправишься к кому-то из вышестоящих и расскажешь о случившемся, но чуть позже.
- Д-да, я сделаю это. - медленно кивая. словно самому себе, дрожащим осевшим голосом ответил он Ведьме. Перед глазами стояла пелена страха. Как он сможет обо всем этом доложить? Явно не сейчас, только не в таком состояние. Действительно, нужно подождать, когда он успокоиться и сможет четко и трезво мыслить, нормально произносить слова и держаться на лапах. Тело было тяжелым, голова гудело холодок от страха расползался по спине, и Ориону все сильнее хотелось вернуться в лагерь, улечься где-нибудь и немного отдохнуть, чтобы придти в себя.
-> речной порог

+3


Вы здесь » Хищная сага » Западные равнины » Шатучий мост


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC