Вверх страницы

Вниз страницы

Хищная сага

Объявление

Это твой родственник?
Или этот?
А может быть этот?
Хм..чей это родственник?
Вы видели их?
Нашедшему 6 авторитетов!
Вы попали в Хищную Сагу.
Заточите когти, обнажите клыки - вам предстоит схлестнуться за королевство, открыть новые земли и распутать крепкий узел интриг. Соколиное Плато готово предоставить кров тому, кто не побоится пролить кровь своих врагов.
11.01.18. Администрация готовит эпическую кучу глобальных обновлений, дополняет и корректирует мат.часть. Просим отнестись с пониманием ко всем возможным задержкам в работе технической стороны игрового и внеигрового процесса. Заранее спасибо! =)

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Даркнесс&Баахи
Мартин&Арлет

Гензель
Эхо
Мартин
Мерцель
Игринт

Сейчас можно стать, кем угодно!
Конец лета, становится прохладно, вечереет.
Цезарь
Администратор.
Занимается всеми делами форума.
Бикорн
Администратор.
Обращаться по любым вопросам.

Ведьма
Модератор
Курирует квесты, гейм-мастер.
Даркнесс
Модератор. Мастер на все дела.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Хищная сага » Архив эпизодов » Еще один солнечный день в аду [Фантом, Доминикан].


Еще один солнечный день в аду [Фантом, Доминикан].

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://s1.uploads.ru/14BDj.jpg

http://se.uploads.ru/Mw9ZL.jpg

— Я обожаю природу.
— И это после того, что она с тобой сделала?

Фантом & Доминикан.
Два месяца назад. Облачно, душно. Ближе к вечеру.
Солнечная тропа, ближе к реке.

Со дня второй встречи Доминикана и Фантом минуло больше трёх дней. Рыжий волк, после ужасающего сна в чужом теле, прожил это время в неведении, большую часть времени стараясь нащупать связь с охотницей Ордена Света. В самом начале Дин хотел лишь почувствовать её, но ответом была пустота и страх перед неизвестностью. Устав от понурого состояния,
полукровка последний раз позвал самку в район солнечной тропы, надеясь, что его услышали. Смогут ли два хищника найти нейтральные темы, чтобы разговор не перешёл в плоскость сражения?

0

2

Весь день солнце не показывалось из-за облаков. С утра еще они были белыми и пушистыми, а к вечеру набрались влагой и повисли практически грозовыми тучами над небосклоном. Ветра не было, от того стоячий воздух щекотал ноздри, а осевшая, от испаряющейся влаги, соль неприятно щекотала нос. Уже несколько дней Фантом не выходила из лагеря Ордена. Физического недуга у собаки не наблюдалось, но жрецы, ведающие знаниями трав и болезнями, предпочли оставить охотницу близ себя. Думалось, что у самки тепловой удар, от того она так тяжело дышит, не может сосредоточить взгляд на чем-то одном и постоянно лежит. Фантом не могла объяснить, что у неё болело, ведь страдала её душа. Душа нежного цветка, по которому жестко проехался каток реальности. Её навещали сестра и мать. Мужская часть семьи была занята охотой, чтобы восполнить отсутствие серой в стае и не попасть в немилость магистра. Собака была им благодарна, но выразить этого не могла. Она просто лежала целыми днями на своей подстилке, немного смачивая горло, воротя нос от еды и практически не сомкнув глаз.
Лишь на третий день Фантом почувствовала себя лучше. Но ощутила она и еще кое-что. Будто бы её кто-то звал. Или сильно желал, чтобы она появилась. Сука сразу поняла, что это. Тот самый волк, который и стал причиной её неведомой, но такой тяжелой в моральном плане болезни. Сил идти куда то не было, но серая знала, что это необходимо. И ведь, когда рыжий сам обратился к ней, ей стало лучше. Возможно, эта странная связь действительно зависела от того, как к ней относиться.
Лишь ближе к вечеру Фантом поняла, что готова подняться. Неокрепшими лапами она передвигала нехотя и явно боялась упасть. Завидевшая её попытку вылазки сестра мгновенно пришла на помощь.
- Слушай, мне нужно бы прогуляться. И подышать воздухом. От моря сильный привкус соли. Я просто пройдусь в сторону реки,- заверила Пятую Фантом. Та отнеслась с недоверием, но решила не спорить. Тем более, серая не вызвала в ней подозрений и младшая собака ушла отдыхать после охоты. Серая же собрав силы, направилась к солнечной тропе.
Путь оказался довольно длинным. Совсем не сравним с тем, когда она, здоровая и полная сил, гарцевала по этим землям. Но самым необычным было то, что чем ближе она подходила, тем легче ей становилось на душе, а вместе с тем и проходила слабость. Сонливость и покрасневшие глаза, конечно же остались. Как и голод, вдруг скрутивший желудок. А еще належанная, торчащая на боках шерсть. Но взгляд оживился, засверкал. Уже ступая вдоль берега реки, на подходах к солнечной тропе, она увидела знакомую рыжую шкуру. Волк находился в расслабленной позе. Видимо, он уже перестал надеяться и ждать.
- Рано радуешься, если мысленно уже похоронил меня,- усмехнулась сука с хрипотцой от того, что в пасти все пересохло. Притормозив, она склонилась и жадно припала к воде, делая долгие, глубокие глотки и не сводя взгляда с волка.

+1

3

Как хотелось на всё плюнуть и просто отдохнуть от вечного шума стаи, но для тебя это была непозволительная роскошь. Любое послабление бдительности могло потом вылезти боком, так что приходилось работать в штатном режиме. Охота удавалась с периодичной успешностью, а вот тренировки приятно отвлекали от опостылевших мыслей. Ты даже радовался повышенному вниманию к себе, когда оттачивал элементы. За минувшие три дня так часто вступал в дружеский спарринг, как никогда за всю свою достаточно долгую жизнь. Раньше приходилось чаще тренироваться с отцом, чем с ровесниками; теперь же ты менял партнёров каждый раз - тебе это очень нравилось.
Деятельность на благо стаи отвлекала, окутывая привычными и повседневными заботами. Но как только ты оставался один, то был вынужден встретиться с суровой реальностью - ноющим чувством опустошённости внутри. Ты не понимал, откуда оно взялось, но чётко осознавал одно: если это продолжится ещё хоть день, то ты начнёшь откровенно хандрить. Этого допустить никак нельзя было.
Утром старательно пытался представить солнечную тропу, но выходило это достаточно убого. Оказывается, ты так давно не покидал родные территории, что нейтральные земли стали меркнуть. Точнее, ты выходил на охоту в сторону мельницы, а вот в сторону моря захаживал редко. Картинка получалась размытая, без определённого места встречи, но ты допускал возможность, что самка не тупая и пройдётся. До обеда не оставлял попыток сосредоточиться на воспоминаниях, связанных с тропой, а потом сам отправился в нужное место.
По дороге только и делал, что рассуждал о насмешке судьбы. Надо же было стать единым с собакой, а рядом с ней терять контроль, который с малого возраста всегда был с тобой. Тебя бесило в ней всё: от происхождения и заканчивая цветом глаз. Сам факт того, что эта молодая самка может влезть в твою голову удручал.
"Она назвала меня стариком, псина мрака!"
Сам путь до начала солнечной тропы в твоей памяти решил не откладываться, да и не до него было. Белую ты не ощущал здесь, оставалось надеяться, что она приползёт позже. Хотя, ты бы не расстроился, если бы её и не было. Практически был уверен, что тогда все волнения тебя оставят, а жизнь вернётся в привычное русло. Может, все эти предания врали? Это может быть вполне реальной мыслью, ведь их столько раз передавали из уст в уста, кто-то мог и украсить реальное положение вещей. Никто же со сто процентной уверенностью не сказал тебе, что будет, если один из единых погибнет. Каждый раз показания "знающих" отличались, но ты больше не мог расспрашивать, не привлекая внимания этой заинтересованностью.
Успокоившись этими догадками, ты со спокойной душой дошёл до реки и решил остановиться там. Весь путь занял приличное время, да и шёл ты не так быстро, как надеялся в самом начале. Окончательно расслабиться у тебя получилось ближе к вечеру, когда погода решила, что обратная дорога должна быть не такой уж лёгкой - вся атмосфера пропиталась духотой, а тёмные облака затянули всё небо. Но даже это не убавило твоего энтузиазма - самка не пришла. И совершенно без разницы по какой причине, может, у неё там вселенский потоп и весь Орден наконец-то смыло водой. Видят Духи - ты сделал первый шаг навстречу, а там уже можно и отдохнуть.
Чужой хриплый голос застал тебя врасплох, так что понадобилось пару мгновений, чтобы узнать запах грязно-белой самки, а потом молча наблюдать за её действиями. Нужно было как-то ответить, желательно грубо и резко, но слова встали в горле, потому что на тебя обрушилось такое вселенское облегчение, которое ты никогда в своей жизни не испытывал. И оно тебе понравилось. Чувство сродни первой удачной охоте, точно выполненному боевому приёму или спокойному вечеру, после напряжённого дня. Собака была жива, пусть стояла перед тобой не в самом лучшем состоянии, но живая. Больше твоему внутреннему (и достаточно новому) "я" и не нужно было, так что неуместные эмоции не торопились вновь пронизывать твоё естество.
- Может, ты сейчас поперхнёшься и умрёшь, не расстраивай меня зря, - спокойный и уставший голос, ты даже сам не ожидал, что не будешь притворяться бодрячком. Но, как только самка появилась перед тобой, то сразу встал вопрос: а что дальше-то? Из-за всех этих эмоциональных потрясений ты совершенно не думал в том ключе, что сам зовёшь суку на встречу. Нужно же аргументировать сие действие. Но ты не придумал ничего лучше, как слинять с поля боя. "Мы отступаем. Убегаем, но мужественно" В мыслях ты давно стал обращаться и ко своему второму "я", который всегда не против посидеть с самкой. Но на этот раз вы сошлись во мнениях. - Ну, не буду тебе мешать топиться. До не скорой встречи.

+1

4

Облизнув и подняв мокрую морду на самца, Фантом фыркнула. Сейчас она чувствовала себя несколько увереннее, чем в прошлый раз. Сказалось и то, что сейчас она не дежурила близ чужих границ, и то, что чувствовала какое-то приятное облегчение внутри себя. От волка не исходило ненависти или злости, от того переваривать свои и чужие эмоции было гораздо проще. А ослабленной собаке это сейчас было нужнее всего. Вернувшись обратно, на берег, сука приблизилась к рыжему, но нарушать личных границ не стала, а просто присела на задние лапы.
- Я не настолько неуклюжа, чтобы утонуть на мелководье,- хмыкнула серая, но затем вновь расслабленно приоткрыла пасть. Сейчас она не чувствовала того адского напряжения, мышцы не сводило от любого поворота головы и взгляда. Ощущение было, как будто встретилась со старым, но не самым хорошим знакомым. К слову о возрасте, Фантом вдруг вспомнила, что назвала волка стариком и это её повеселило. Оглядев его вновь от кончика носа до хвоста, пришла к выводу, что он еще пока ничего.
- Эй, ты куда?- она встрепенулась, когда поняла, что рыжий собрался уходить. Она не готова была прощаться уже сейчас. Да, в прошлую их встречу она попрощалась очень не тактично, но теперь было другое дело. Они не были двумя натянутыми струнами, вот-вот готовыми выпрямиться и перегрызть друг другу глотки. Хотя, перевес в силах был конечно более чем очевиден.
- Я думала, что ты хоть что-то расскажешь. Тебе нравится ощущать себя всезнающим? Ты знаешь, что далек от сильных мира сего, но все равно пытаешься прыгнуть выше головы. Это нелепо,- с легким разочарованием в голосе произнесла Фантом. Она действительно не ожидала, что встреча закончится так быстро. Что волк так и не скажет ничего. Абсолютно ничего из того, что происходит между ними и как с этим теперь быть.
- Ну... Хотя бы скажи как тебя зовут? Или "жалкая пародия" и этого не достойна?- просквозила обида от воспоминаний недавней встречи. Но сука вовремя поджала губы и махнула головой, сбрасывая навязчивые мысли. Она больше не будет зацикливаться на негативе. Это не приводит ни к чему хорошему и от того страдает не только она, но и её семья. Подумав вдруг о сестре, которая могла за ней последовать, Фантом резко обернулась назад и прислушалась. Это было похоже на тик параноика с одной стороны. А с другой, будто она услышала кого-то. Испугался бы волк того, что их могут увидеть вместе? Серая не хотела об этом думать. Она и так знала, что ему противно находиться рядом с ней. Он пока еще даже не принимал её как данность. Просто смирился, надолго ли? Или нет? Или её поджидает опасность?
Но рыжий оказался абсолютно не преклонен. Он уже поднялся на лапы, когда собака вдруг прыгнула к нему. Вероятно, она предполагала, что самец окажется более резвым и к моменту её прыжка уже встанет и даже сделает шаг. Но он не успел, а вот она уже оказалась подле его лап, несколько удивленно заглядывая в глаза снизу вверх.

+1

5

Ты не ожидал, что так соскучишься по согласию внутри себя. Всё-таки было сложно постоянно оспаривать свои же действия, а потом беситься с этих нелепых мысленных дискуссий. Тебе становилось тесно в своём мозгу, ибо такие эмоциональные боевые баталии просто не могут уместиться в столь распланированном жизненном строе. Ощущать, что постепенно сходишь с ума - не самое лучшее, что с тобой происходило. Видимо, эта маленькая передышка была дарована тебе Духами за то волнение, что ты испытывал последние дни. Всё-таки ты искренне испугался, что самка могла погибнуть, ослеплённая обидой на твои слова. "И пусть это страдал не конкретно я, но, в некотором виде, всё же я". Она ещё юна и слишком доверчива, так что многие слова нужно смягчать перед тем, как озвучить.
Ты почувствовал лёгкое волнение, и оно было чужим; покалывание было ещё не особо сильным, но внутри что-то дрогнуло, насильно стараясь удержать на месте. Ты решил, что не хочешь терять это великолепное согласие внутри себя, так что обернулся на отклик собаки. Пришлось с безразличием выслушать её претензии, которые, хоть и были направлены на твое эго, ранить не смогли. "Нас "старик" больнее обидел, чем эта смешная попытка". В её голосе слышалось разочарование, причём очевидное - его не пытались скрыть и выдать за что-то другое. Тут и связь была не нужна, чтобы догадаться о чувствах грязно-белой. Сейчас от неё чувствовалась уверенность, но не сродни той, которая выплеснулась на границе, практически доведя тебя до точки кипения. Сейчас ты понимаешь, что самка сама не поняла, но отзеркалила на оппонента его же эмоции. Говорить с собой в лице этой мелкой шавки ты не был настроен ни тогда, ни сейчас.
Но сегодняшняя обстановка была менее накалённой, даже доброжелательной. Может, всему виной нейтральные земли и малая вероятность встретить состайников, но ты не испытываешь напряжения. Следующий укол пришёлся со "вкусом" явной обиды, но опять же тебе совсем была ни к чему эта пресловутая связь: сами слова сквозили ими, а потом и поджатые губы. Оказывается, её задевают такие фразы; ты был немного удивлён, ведь сам уже и не обращаешь на такое внимания. "Её-то никто так не называл, а я прошёл это в стае ни раз". Так что здесь не было ничего из разряда чудес.
Ты не собирался говорить самке своё имя, да и фантазия её родителей тебя мало интересовала, так что грубить вовсе не хотелось. Нужно было сохранить этот нейтральный настрой и уйти, чтобы потом она не доставала бурей эмоций. Ведь ты не сможешь нормально вести диалог. Один раз нагрубишь, сорвёшься, а она тупо отзеркалит твои же эмоции. Обиднее будет тот факт, что самка этого даже не поймёт. А здесь нейтральные земли - тебя ничто не сдерживает от расправы.
После этих мыслей, твоё недавно появившееся "я", дало мысленную оплеуху, ибо не гоже думать о таком. Как можно убить единую с тобой собаку, да ещё и не зная последствий для себя? Или же: как можно оскалиться на простую охотницу, которая практически в два раза меньше тебя? Данные заявления являлись весомым аргументом к тому, что свалить и не навлечь не самые приятные последствия.
Погрузившись в такого рода мысли и споры с собой, вновь собрался уйти. Твоё внимание было полностью рассеянным, а поза не подготовлена для мгновенной атаки, но это не помешало резко отреагировать на возможную угрозу. Что-то налетело на тебя с такой скоростью, что ты, не раздумывая, с рыком сделал пару точных укусов в область чужого загривка. Оттого, что поза была неудобная, а действия быстрые - атака получилась слабая и больше похожая на то, когда переярков наказывают за непослушание в стае. Но твой настрой мигом сменился с безразличного и расслабленного на боевой и полный жгучей ненависти.
Лишь через пару мгновений понял, что самка хотела тебя тормазнуть, но не рассчитала своей скорости. А её расположение вовсе не было уходом вниз, просто у вас существенная разница в росте. Она, сама того не зная, налетела на тебя практически со слепой зоны в момент расслабления. А тебя учили мгновенно группироваться, что ты и сделал.
Сердце больно резануло от осознания оплошности, и это было вашим общим (с "я") внутренним огорчением. Внутри это разразилось триадой, но ты всё-таки пришёл к мнению, что псина сама виновата и впредь так опрометчиво поступать не будет.
- Никогда больше так не делай, поняла? - в голосе, к твоему удивлению, явственно чувствовалась тревога: ты испугался своих действий. Напряжение последних дней дало о себе знать. Хотелось ещё много грубостей добавить, но пришлось проглотить их. Теперь желание уйти было настолько сильным, что точно не помещалось в одном теле.

+1

6

Уже прыгнув и оказавшись подле рыжего волка, Фантом поняла отчего произошла прошлая ссора. Все эти дни у неё просто не выходило из головы, почему они так нелепо ненавидели друг друга. Это были не её эмоции. И не так много ей передалось от волка. Они родились от союза этих двоих. Непонимание и страх вызывали в собаке желание разобраться и все понять, в оппоненте же они вызвали гнев и злобу. А подпиталось все это игнорированием и высокомерием второго. Сука ясно осознала, что волк её ни во что не ставит и даже не удосуживается отвечать на вопросы. А это снова начинало колоть обидой.
Внезапно клыки вцепились в холку. Раз, другой. Серую чуть помотало из стороны в сторону, но на лапах устоять удалось. В ответ она лишь глухо зарычала, прижав уши.
Не совсем понимая за что, Фантом подняла растерянный и удивленный взгляд на рыжего, когда короткая экзекуция кончилась. Фраза полоснула по ушам. Никогда больше? То есть он предполагает, что еще одна их встреча состоится и тогда просто самке нужно будет вести себя более сдержано. Этому можно было даже обрадоваться, но собаке стало настолько обидно за себя, что она даже сказать ничего в ответ не могла. Нахмурившись, она оскалила клыки и спружинила задними лапами, чуть подтолкнув себя вверх и кусая волка за нижнюю челюсть. Затем пару раз дернула на себя и разжала челюсти. Она понимала, чем для неё чреват такой поступок. Тем более здесь, на нейтральных территориях, где у волка в принципе развязаны лапы и он не боится, что их может кто-то увидеть. Но что еще сделать, она не знала. Она чувствовала его эмоции и видела, что он больше не пытается от неё ничего скрыть. Он просто молчит и игнорирует её. Её слова, её эмоции, её просьбы. А вот действие оставить без внимания он не смог. Не совсем так, как ей хотелось бы, но он все же отреагировал на её прыжок. И на эту нахальную выходку с укусом тоже отреагирует. Она уверена.
Снова лишь на мгновение пришла мысль в голову о том, что все это бесполезно. Она нуждается в нем и в его объяснениях, но он в ней нет. Ему как будто бы и вовсе все равно. Он учится это принимать и понимать, ведая знанием. Она же находится в пустоте и кромешной тьме. И только иногда болезненными ударами приходятся чужие эмоции и мысли. Бьют в самое сердце и зажигают чувства, которые Фантом никогда не испытывала и, прямо скажем, испытывать не хотела бы. "Гори оно все оно огнем. Пусть убивает" Мелькнула отчаянная мысль.

+1

7

Ты всё никак не мог отойти от своей реакции на выходку самки; принять простую попытку удержать за нападение - это было верхушкой твоей невнимательности. Всё-таки, рядом с грязно-белой ты был всегда напряжён, всегда наготове, чтобы в любой момент сомкнуть свои челюсти на чужой шее. Тебя учили ждать подвохов везде, ибо никто не будет водить дружбу просто так. Так ты и жил, ожидая подлянок от состайников и всей живности в округе, а теперь ещё и от собаки. Как ни старался себя обмануть, но спокойствия не было. Напряжение ушло на второй план, позволив тебе немного подумать о насущных проблемах.
На тебя смотрел удивлённый взгляд самки, наполненный самой настоящей обидой. Хотя, ты не уверен, что понял это по взгляду, может, опять связь дала о себе знать. Постепенно привыкал к чужим эмоциям внутри себя, так что становилось жить намного легче. Конечно, ты всё ещё не сможешь стерпеть более сильные чувства, но это уже можно посчитать прогрессом. За размышлениями ты еле уловил тот момент, когда самка оскалила клыки. Теперь пришло время сдерживать себя. Ты воспитан в стае и понимаешь, что самки просто так не оставят ошибки. Брат отца часто рассказывал, как твоя мать каждодневно терзала Фрида за холку, а он всё молча терпел, потому что нельзя отвечать в такой ситуации. Это сложно объяснить, но где-то на подсознательном уровне у тебя такая информация. Если наказание приходится за дело, то нужно просто перетерпеть всплеск эмоций самки. В принципе, кто-то на твоей памяти когда-то шутил: "Да даже, если она дерёт тебя не задело, всё равно молчать придётся".
Так у тебя и получилось. Собака прицелилась на нижнюю челюсть и успешно достигла цели; ты прижал уши к затылку и не позволял себе рычание, перенося этот короткий всплеск чужих эмоций. Внутри тебя даже не было конфликта, потому что оба "тебя" были согласны с действиями грязно-белой. И всё-таки ты давно не получал такого рода наказаний. С самками в стае водился редко, хоть иногда и попадал под горячую лапу, но это было такое малое количество раз, что и забывалось. Некоторых наказывала мать, а ты свою даже и не помнишь, на отца же всегда огрызался.
Ты молча выжидал дальнейших действий собаки, потому что она могла отдохнуть от первого наплыва обиды и приняться вновь, только с удвоенной силой. Её эмоциональный фон как-то резко поменялся: на смену обиде и лёгкому страху пришлось смирение. Где-то глубоко внутри ты обрадовался, что самка наконец-то сдалась и больше не будет пытаться тебя терроризировать, но яснее почувствовалось огорчение. Ты не понимал откуда оно взялось, хоть и принял, как данное.
- Если это всё, то я пошёл? - в голосе чувствовались выжидательные нотки и немного интереса, уши ты так и не отлепил от затылка. Многие умудрённые опытом волки говорили, что после трёпки лучше молчать, но твой язык не может бездействовать рядом с грязно-белой. Тебе нужно либо оскорблять, либо просто заполнять паузы любыми звуками. На периферии сознания вспыхнула ужасающая мысль, а вдруг собака захочет расплатиться за две предыдущие встречи. Эта догадка тебе крайне не понравилась, ибо вытерпеть одну трёпку можно, но две другие чреваты последствиями для самки. Она всё-таки не волк и не член стаи, ты не обязан прощать такие действия.

+1

8

Он стерпел. Молча стиснул зубы и перетерпел наглое вмешательство клыков на своей нижней челюсти. Сказать, что Фантом была удивлена - ничего не сказать. Она даже не могла слов подходящих найти, чтобы сказать хоть что-нибудь. Ну хотя бы что-нибудь. Или как-нибудь отреагировать? Нет, только удивление. Темные глаза, цвета горького шоколада уставились на волка. Он остался стоять, прижав уши. А затем полуобернулся и бросил лишь один, незначительный вопрос. Словно комара прихлопнул.
И ровно в этот момент. Когда дозвучала в голосе последняя вопросительная нотка, собака сорвалась. Она вдруг почувствовала такую сильную обиду, сопряженную с опустошением и горечью, что сама не смогла с ней совладать. Это были только её чувства. И они были настолько сильны и пронизаны ощущением несправедливости, что больше не думая и не размышляя, она кинулась на рыжего. Раскрыв оскаленную пасть, спружинив мягко на задних лапах и легко взметнув тело вверх, Фантом уперлась передними лапами в район плеча самца, а зубами вцепилась в ухо. Единственный оплот светлого цвета на огненной шкуре. Она яростно рычала и упиралась лапами в тело противника, размахивала хвостом. Ненавижу. Ненавижу. Ненавижу.
Мысли пульсировали в голове, если бы она умела, то непременно разревелась бы. Но плакать и облегчать тем самым свою душу она не может. Но она могла биться в конвульсиях истерики, словно добычу, грызя несчастное ухо волка. Больше не было смысла думать о последствиях. Таких ошибок лес не прощает. Даже судьба не позволит ей выйти сухой из воды. Она непременно поплатится за это, но ей уже все равно.
Так больно. Фантом не понимает в чем провинилась. Что сделала не так и чем заслужила такое отношение. Никогда она не плевала в морду волкам слова ненависти. Никогда не становилась на сторону ярых противников Гласа. Каждая жизнь для неё была прежде всего жизнью и уже потом личностью, которая состоит в какой-то фракции. Суке было невдомек, что может быть волк таким образом вымещал на ней свои какие-то потаенные страхи и неудачи. А еще, что не все хищники Леса такие. В душе зарождалась уверенность, что волки - высокомерные ублюдки, что не способны идти на диалог, от того и назревает между стаями война.
Что сейчас сделает рыжий? Вцепится ли ей в лапы? Или умудрится вывернутся и прихватить бок? Легко стряхнуть с себя юного, но уже азартного, охотника получится вряд ли. Единственным ли выходом будет сделать больно ей в ответ?

+1

9

Тебя утопило в чужой обиде, отравило этой неизвестной горечью. Ты безуспешно пытался вырваться из этой липкой ненависти, которая слишком быстро окутывала твой внутренний мир; эти чувства гремели так громко, а били достаточно сильно, чтобы ты растерялся на первые мгновения. Грудь сдавило непонятным чувством виновности в происходящем, будто ты был сопричастен к этому круговороту отрицательных мыслей. Самка сама виновата, что открывается первому встречному и позволяет гадить в своей душе, где же твоя вина в этом?
Первые остервенелые укусы по своему злополучному уху ты стерпел, как и положено сильному самцу. Это будет неравной схваткой, так что ты даёшь собаке шанс одуматься и пересмотреть свои намерения. Но чужой мозг, видимо, заплыл столь сильными переживаниями, что был не способен мыслить здраво. Ты мог извернуться и ответить грязно-белой, вот только твоя атака больше не была бы предупреждающей. Ты не сможешь сдержаться, чтобы не порвать шкуру собаки в некоторых местах. Воспоминания услужливо подкинули тебе привкус чужой крови и твоё упоение битвой, когда можно войти в раж.
Передёргивает от одного осознания, что ты с лёгкостью можешь закончить дни суки, которые она сама не особо хочет продлевать. Не было бы между вами связи, то она была бы мертва ещё при первой встречи. Или же, если ей так сильно повезло выжить, то закончилась её удача после первого поползновения с клыками против тебя. Разрывало от желания вымесить всю свою злость на судьбу, а псиной для битья сделать эту чокнутую малолетку. "Не глупи, остынь". Проигранный бой - это не проигранная война.
Ты стал оседать на землю, показывая этим свою покорность. Чувство унижения было достаточно сильно, но не сильнее самосохранения. Ведь ты понятия не имеешь, что будет с тобой, если самка погибнет, причём от твоих же клыков. А уверенность была в одном - нельзя давать себе послабление. Азарт схватки затмит рассудок, а потом уже нечего будет исправлять. Трупы не воскрешаются.
Ты расслабляешься и чуть меняешь позицию, когда большая часть тела была на земле, открывая бок. Ухо, которому повезло больше, всё так же прижимаешь к затылку, а сам старательно держишь рычание внутри себя. Ты видел, как мелкие самки стаи укладывали огромных матёрых волков таким же способом, а они ещё вдобавок и хвостом виляли, и поскуливали. Настолько подчиниться стайной самке - не зазорно, но вот улечься и открыться жалкой шавке - позор. Ты ещё раз обрадовался, что позвал грязно-белую на нейтральные земли, где вероятность встретить членов стаи крайне мала.

+1

10

Волк начал медленно оседать под ней. В запале охоты сука не сразу заметила, что рыжий уже почти стал с ней одного роста, а затем и медленно лег, скатившись на бок. Горло открыто, пузо открыто. Если бы она хотела его убить, то могла бы уже расцепить зубы с уха и переметнуться на пах, хватая где-нибудь в нежных местах. Одновременно и больно и очень кровозатратно. Но мыслей об убийстве у собаки не было. Когда рыжий оказался под ней и, она наконец осознала это, то ярые её рывки сошли на нет. А уже вскоре она и вовсе разжала челюсти, с горечью посмотрев на самца под собой. Ощущения оказались совершенно непривычными. Легкая радость проступила из глубины сознания. Нет, она не радовалась победе, ведь прекрасно понимала, что не она завалила этого волка. Он всего лишь навсего сдался. При его большом желании, Фантом уже валялась бы где-нибудь у берега речушки и пускала тонкую струйку крови из глотки в реку. Но он этого не сделал. Он повел себя иначе и тем самым заставил обиду и злость отхлынуть. Собака в нерешительности замерла, смотря в янтарные, чистые глаза чужака. Он не убил её. Он пошел на компромисс. Пусть думал он при этом только о себе. Пусть даже испугался последствий. Но пересилил себя и не позволил даже зарычать в её сторону за такую дерзость.
Наконец, сука отступила назад и присела. Она прибывала в недоумении, и это слабо сказано. Как теперь вести себя с этим волком? Что ему сказать? И ждет ли он вообще от неё каких-либо слов. Или просто не захотел связываться, а дождался пока утихнет буря и сейчас спокойно свалит? Скорее всего. Но ей уже все равно. Душа все еще болит после сильного всплеска эмоций. Она раньше никогда не страдала перепадами настроения и прекрасно понимала, что все происходит из-за близости волка.
- Вали. Не могу больше. Если в одиночку тебе проще, валяй. Я пойду и все расскажу в Ордене. Может быть мне помогут. А может быть сомкнут клыки на горле и прогонят прочь.
О втором раскладе думать хотелось меньше, откровенно говоря. Но в связи с тем, что стаи мягко сказать не дружили, а готовы были при удобном моменте порвать друг друга, странности между охотницей и волком Гласа могли закончиться плачевно для первой. Но она больше не могла находиться в неведении. Она не знала больше абсолютно ничего. Даже банально, своего имени чужак не удосужился ей назвать.
Опустив голову, пару раз облизнулась, чувствуя немного крови на клыках и переступила лапами, думая что теперь делать и куда идти. Сразу ли к магистру или начать с отца.

+1

11

Хоть ты расслабился, подчиняясь самке, но старался держать ситуацию под контролем, готовясь в любой момент отскочить, а после нанести серию достаточно кровожадные атак. Твоя покорность не могла гарантировать, что собака просто отступит и прекратит свои нападки, ведь ты совсем не знал стиль жизни в Ордене. Любая волчица после таких действий со сто процентной вероятностью отпустит провинившегося волка, а некоторые даже сжалятся и залижут нанесённые раны. Но это была всего лишь молодая собака, у которой не наблюдалось достаточного опыта в жизни, чтобы правильно рассудить сложившуюся ситуацию. Риск был достаточно велик, так что послаблений себе давать не стоило.
Наконец-то сука разжала челюсти и с горечью посмотрела на тебя. Хоть ты отчётливо ощущал от неё потоки лёгкой радости и недоумения, но обиду грязно-белая решила не прощать. Вот ей и будет первый жизненный урок, давно пора вырасти и посмотреть на мир чётко. Здесь не всегда идёт так, как хочется. Как только собака отступила назад и присела, ты выждал пару мгновений, не мигая смотря в глаза суке, а потом медленно стал подниматься на лапы. Движения были слегка заторможенными, будто ты всё ещё ожидал от самки неожиданных выпадов, но таковых не последовало, так что ты уверенно выпрямился.
Ухо разрывало от ноющей боли, которую терпеть тебе придётся до самых родных границ. К сожалению, у тебя совершенно некому зализать полученные раны, так что придётся справляться своими силами. А лучше и вовсе не показываться чистокровным собратьям на глаза. За последнее время ты и так вёл себя достаточно необычно, чтобы состайники косо смотрели во время отдыха. Ты совершенно не знал, как оправдаться, если кто-то встретится по дороге.
- А потом ты мне говоришь не называть тебя мелкой,- ты устало выдохнул, стараясь хоть как-то расслабиться. Пройдя такую эмоциональную встряску ты не уверен, что сможешь отправиться домой сразу же. Причём уже достаточно стемнело, а запах предвещал о скором дожде. Везение однозначно отвернулось от тебя.- Это такой детский и наивный шантаж, но останавливать тебя не имеет смысла,- посмотрел в упор на самку. Вы оба понимаете, что ей невыгодно признаваться в Ордене. Да и никто из собак совершено точно ей не поможет. Самка была явно в растерянности и не могла решить, что же делать в такой ситуации дальше. В принципе, ты был в таком же положении дел. Никто из вас не радовался появившейся связи, а вот избавиться от неё вы оба будете не против. Только возможно ли это? - На сегодня с меня хватит,- ты устало развернулся, чтобы отправиться домой. Сегодняшний день точно можно занести в твой актив: так прекрасно справился с напряжением и не наломал дров. - Беги в свой Орден, пока дождь не зарядил. На досуге встретимся, а, может, и нет,- ты даже не оглянулся, когда бросал данные фразы. Вам однозначно придётся встретиться ещё раз, но для начала ты выспишься, наешься и просто морально отдохнёшь. А потом можно что-то решать.

+1

12

Рыжая масса шерсти зашевелилась, волк медленно начал возвращаться на исходную и поднимать себя в стоячее положение. Было видно, что подраное ухо доставляет ему неудобство. Более того, Фантом показалось, что у неё самой появилось ноющее чувство в этой области. На секунду в ней вспыхнуло желание подойти и лизнуть волка, принести хоть немного облегчения своим языком.  Но она быстро себя одернула и нахмурилась. Тем более, что самец снова заговорил, а каждое его слово теперь было словно клыками по сердцу.
- Шантаж? Будто тебе есть дело до чего-то, связанного со мной,- просто кинула ответку, чтобы не молчать. Ведь он ей был не безразличен. И она не могла себе позволить просто игнорировать его слова. Хоть как то показать, что слышит его и готова взаимодействовать, Фантом должна была.
В голову начали закрадываться мысли не самого радостного содержания. А что если она слишком многого требует от других? Что, если нужно просто наконец-таки отстать от волка. Он тоже личность, со своим укладом жизни и мыслями. А она ворвалась в поток его размеренного бытия и что? Сразу хочет легко и просто влиться. Заставить принять себя такой, какая она есть и смириться со своим существованием. Разочарование в самой себе было еще более обидным. Но еще сильнее расстраивало то, что задуматься её об этом заставил кто-то другой. Что до неё самой не дошли простые истины жизни.
Волк побрел прочь. Сука даже не подняла взгляда ему вслед. Слышала как он уходит, периодически почесывала ментально болящее ухо и все размышляла.
Опомнилась она тогда, когда в кромешной тьме с неба начал накрапывать дождь. Наполненными каплями он падал на макушку и спину. Серая встрепенулась и подняла морду к небу. Хотелось выть от боли, что разрывала изнутри. Сейчас, когда волк ушел, она почувствовала себя ужасно одиноко. Ей срочно нужно было вернуться к семье. Ей нужна была поддержка.
Обратный путь оказался очень долгим. Под проливным дождем, по размытой земле, с трясущимися от напряжения задними лапами. Фантом добралась до поместья вымокшая до нитки и продрогшая. Сестры и мать встретили её, окружили и улеглись поближе, чтобы согреть. Наконец, в окружении тепла, уюта и, наконец, в безопасности, сука расслабилась и уснула.

Сны ей не снились уже давно. Виною тому было то, что она просто не спала практически несколько дней. Теперь же, провалившись в глубокий сон, Фантом отдалась на волю своему бессознательному. И оно решило подкинуть ей забавную игру. Собрав лишь несколько картинок из реальности, оно начало услужливо рисовать интересные пейзажи.
Собака вновь оказалась у реки. Она игриво прыгала следом за чьим-то пушистым хвостом. Покусывала чью-то холку. А потом этот кто-то, резко обернулся и прыгнул к ней. Повалил на землю. Размытый силуэт, но так явственно ощущается легкость и радость во всем теле. И щечки горят и дыхание сбилось. А потом мягкие прикосновения языка к ушкам, щекам, носу, губам. Теплое и тяжелое - чужое тело чуть прижимает к земле, щекочет мягкой шерстью. Фантом тихо скулит, испытывая необъяснимое теплое покалывание в районе живота и ниже. А затем он снова и снова целует, а она жмурится, покусывает в ответ. Во сне сука тихонечко стонет и вдруг просыпается от приятного, ноющего чувства между лап и учащенного дыхания. Это было очень необычно. И так приятно. Поднявшись и заново свернувшись клубочком, снова уснула с улыбкой на морде.

+1


Вы здесь » Хищная сага » Архив эпизодов » Еще один солнечный день в аду [Фантом, Доминикан].